Skip to content

Глава 2. Кролик отбегался


Пискнул планшет, сообщая о входящем письме.

Кир, грузный большой мужчина пятидесяти лет, отложил в сторону читалку и лениво стукнул себя по виску, открывая текст на линзах.

«Пора в путь-дорогу. Дорогу дальнюю, дальнюю, дальнюю пора! :)» — повисли буквы в воздухе.

— Твою ма-ать, — ругнулся Кирилл сквозь зубы, смаргивая строчку в корзину. Мечта о паре часов на диване разбита вдребезги. Он кряхтя сел, потёр уставшие глаза. Только что вернулся из командировки и снова «здрасте». Ладно, подъём, старина!

Последние два месяца Кирилл скакал по стране раненным кроликом — этим летом пошла какая-то нездоровая волна активации псиоников. Что радовало Контору, но несколько вымотало «гончего пса» Департамента. Пора уже искать молодого помощника, что ли? А лучше двух.

Мужик, что-то невразумительно бормоча под нос, встал, подтянул штаны и потопал на кухню. Спокойно заварил себе чайку, а потом уже с дымящейся чашкой в руках устроился в кресле и вызвал начальника. Больше оттягивать разговор совесть не позволяла — Петрович сожрёт с потрохами.

На шифрованном канале бился в истерике начальник. Как всегда, без видео. Дежурные вопли пропустил мимо ушей. Наконец, бурно поорав, полковник перешёл к делу.

Что ж, ситуация стандартная — созрел новый Объект. По информации, собранной операми Конторы, ничем не примечательный юнец девятнадцати лет — Владислав Стечко. Приехал в Москву из города Орска пару лет назад, где тихо и мирно рос в неполной семье с мамой и бабушкой.

Школа, аттестат, подработка в офисе мобильного оператора. Как и миллионы ровесников, пацан в итоге объявился в столице, провалился на поступлении в институт и остался. Покоритель, блин. Устроился пилотом в онлайн-магазин дронов, где аккуратно работал, без шума и скандалов до сего дня.

Всю эту инфу Петрович кинул одним пакетом. В файлах ещё предстояло внимательно покопаться. Но это позже…

— Ага, Кирюш, сам видишь, да? Надзор засёк несколько сильных всплесков Поля пару месяцев назад. Пока мы строили триангуляционную сетку и вычисляли баламута, тот носился по Подмосковью, скорее всего тренируясь.

— Чем только облегчил нам задачу, да? — усмехнулся Кирилл, отхлёбывая сладкого чая.

— Хороший мальчик, — согласился Петрович. — Не знаю, сколько бы мы за ним гонялись в этом столичном бедламе. А если ещё Москва вмешается и прикроет…

Кирилл поморщился. Из-за этого вредного эгрегора Москвы он в свое время покинул Златоглавую и теперь жил в Подольске. Ладно, не о том речь…

— Возможности парня? — спросил Кирилл.

Петрович помолчал и неуверенно ответил:

— Минимум телепортер… Засняли лишь небольшой прыжок

— А максимум? — хмуро спросил Кир.

— Уник. Астралка к парню благодушно настроена — иногда бродит и там. Ну и немного владеет воздушными ударами. Читай инфопакет — всё там.

— Вот же пакость! — выругался Кирилл. — Можем умыться — такого нам не поймать. В итоге, достанется пасхальное яичко Конклаву… Рано или поздно…

— Кирюш, ты чо сегодня съел? Что ноешь? Будто нам позволят отойти в сторону и сложить ручки, да? — тускло отозвался начальник. — Все всё понимают, но… Вперёд и с песней!

— Да-да, принято… Слушаюсь, типа ага.

— Кирилл Иваныч Край, восьмидесятого года рождения, — начал заводиться Петрович, — мне не нравится твоё настроение! Что-то ты много стал ворчать. Стареешь? Было б кем тебя заменить, давно уже выкинул бы к чертям! Да, непростое дело! Но кто тут у нас «гончий пёс», майор?

— Шавка на побегушках…

— Кирюх, задолбал! Короче, последние всплески Поля, похожие на активность пацана, засекли из Самарского отделения. Домой поперся, однако. Сам перепроверишь… — продолжил начальник. — Кстати, его последние поисковые запросы в интернете связаны с Чукоткой и заброшенными посёлками, учти. Боюсь, этой зимой ты увидишь настоящий снег! Ну и морозец понюхаешь…

— Я уже люблю этого парня, — с горькой усмешкой отозвался Кирилл. — Там же в январе минус сорок! Ну-ну… Надеюсь, он быстро поймет свою ошибку, городской мальчик.

— А вот это ты нам и расскажешь — быстро или не быстро! — отрезал Петрович. — Задание стандартное: поймать и не пущать, потом в Центр забросишь. Инфа у тебя, контакты те же.

— Да-да, — вздохнул Кир и продолжил со всей возможной искренностью: — пир духа, а не задание! Спасибо!

Начальник фыркнул и отключился, не прощаясь.

— И тебя туда же, — бормотнул Кирилл и протяжно вздохнул.

Снова чирикнул планшет. Уведомление от банка — на счет капнули командировочные. Ой, какие мы щедрые сегодня! Торопятся, собаки страшные…

Ну да, если малец и правда обладает такими способностями, то перехватить его первыми — главная задача. А там разберемся.

Итак, сейчас нужно действовать быстро, потому как парень ещё не успел полностью осознать доступные возможности, научиться ими управлять — он пока кутёнок. А такие тоннами творят глупости и оставляют следы. Но торопиться надо ещё и по другой причине — конкуренты.

В Московском Управлении Департамента по исследованию псионических явлений, проще говоря «Контора», Кирилл работал уже более тридцати лет. Сколько просеяно людей через мелкое сито, сколько выматывающих тестов и допросов проведено самим Кириллом — не вышептать. Но достойные внимания уники редки. До обидного редки — по статистике выходит, что только один человек на миллион обладает хоть каким-то зачатком уникальных способностей. Чаще встречаются поисковики и эмпаты, чувствующие эмоции окружающих. Много энерговампиров. Чуть реже попадаются врождённые менталы-гипнотизёры, лекари и «айболиты-ветеринары».

Мало того, эти хилые псионики ещё должны себя как-то проявить, чтобы их заметили. Но изучать собственные «странности» кидаются далеко не все — задавленные бытовухой, работой, семьей и прочая, номинальные экстрасенсы чаще просто отмахиваются от мистической бредятины.

Уникумы с редким талантом попадаются нечасто. Из-за них моментально начинается закулисная драка между спецслужбами нескольких стран. Особо сильная структура — Конклав. По слухам, кормится с руки Ватикана.

Но эти борзые ребятки обращают внимание лишь на самые яркие Объекты. Стандарты уровней второго-третьего, типа самого Кирилла, их не интересуют. Его «особый талант» самый массовый и довольно неустойчивый. Кир — поисковик.

При должном настрое и терпении, он может отыскать любую вещь или человека в радиусе десяти тысяч километров. Только не всегда это получается — слишком много мешающих факторов. Например, эгрегоры больших городов.

В результате разборок уникальный Объект часто погибает. Это из серии: «так не доставайся ж никому!».

— Чёрт, отвлекаемся что-то, — одёрнул себя Кирилл.

Итак. Московские контакты Объекта выявлены — друзья, приятели, коллеги. Вскрыты все эккаунты юноши в сети — почта, социалки, порнушка, игрушки и прочие интернет-магазины. Рабочий комп распотрошён, вся медийка с парнем уже у Края. В Орске, родном городе Объекта, работа только начата и данные собираются.

Жаль, что личный планшет парень уволок с собой. Ну, это был бы слишком хороший подарок. Сейчас все более-менее знакомые пацану места под круглосуточным наблюдением — ждём.

Пришло время работать и Кириллу. Документ с психологическим портретом Объекта изучен вдоль и поперёк. Поехали… Первый этап поиска — слияние и метка.

— Ну, расскажи мне парень, где ты? Что делаешь? Что уже натворил? Будь хорошим мальчиком, — тихо шептал Кирилл, раскладывая веером на столе у клавиатуры распечатанные фотографии худощавого юноши с усталыми глазами и русой короткой чёлкой. Подтянул поближе к себе карту России. — Ты же не маньяк-убийца, правда, Влад? Ты сейчас напуган. Чувствуешь, что тебя ищут. Навыков у тебя с гулькин нос. Где ты?

«Гончий пёс» хрустнул пальцами, разминая кисти. Прикрыл глаза и замер в кресле, успокаивая дыхание, ловя ритм, вгоняя себя в транс.

Страницы: 1 2 3 4 5

Прокомментируйте первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.