Skip to content

Глава 3. Неглубоко от Куюмбы


Знакомый подземный переход Оренбурга. Влад после прыжка едва не рухнул на колени, но майор, придержав за руку, помог устоять на ногах, потом деловито отряхнулся и резво зашагал к лестнице наверх. Мельком глянул через плечо:

— Не отставай, парень! Хочу в тепло. Поболтаем уже на месте.

И что Владьке с этой болтовни? Тело болело, всё больше хотелось спать. Он скинул тёплый капюшон и мрачно побрёл следом за военным.

Молча вышли по раздолбанным ступенькам на привокзальную площадь. Тут капюшон пришлось обратно накинуть: с ночного низкого неба сыпалась всякая гадость — то ли снег, то ли дождь. Морось какая-то холодная. Но после Чукотки нереально тепло. Можно и порадоваться, если бы не эта пакость из облаков.

— Та-ак, — протянул майор Край, оглядывая машины около главного входа. — Серёга ещё тут. Пойдём-ка.

В зале у столика полиции стояли несколько человек в форме и вполголоса о чём-то разговаривали. Опер направился к коллегам.

Один из них, помоложе, обернулся. Заметив подходившего Края, облегчённо выдохнул и разулыбался. Козырнул собеседникам, прощаясь, и пошёл навстречу Владу и Кириллу Ивановичу. В руках парня покачивался владькин рюкзак с засунутой под клапан вязаной шапкой.

Представился младшим лейтенантом Сергеем Птицыным. Внимательно оглядел Владика и вопросительно глянул на майора. Тот едва уловимо кивнул, и опер ещё раз широко улыбнулся.

«Радуйтесь, радуйтесь, собаки», — горько подумал Влад, от которого все эти переглядки не укрылись. — «Будет и на моей улице Камаз с пряниками!»

Птицын сунул ему в руки рюкзак и потянул всех на выход.

На улице Кирилл Иванович жадно закурил, пока коллега хлопотал вокруг машины. Уже внутри, когда мужики разместились спереди, а Стечко усадили на заднее сиденье, Кирилл не выдержал:

— Как удалось замять переполох?

Мамлей, возясь с навигатором, гордо выдал:

— Я говорун, тащ майор.

Владька даже оторвался от ревизии рюкзака. Из него вроде бы ничего не пропало, а тут «говорун» какой-то. Тоже колдун, что ли?

Край рассмеялся:

— Уболтал?

— Та лех-ко, — хмыкнул Сергей, заводя «Тойоту».

Потом заметил в зеркале заднего вида непонимающие глаза Владислава и пояснил:

— Я могу заговорить почти любого. Заболтать так, что отца родного с матерью забудет. Это как глубокое внушение или гипноз, только без транса. Просто меняю смысловую матрицу на нужную. Эмм… Так что спорить со мной не советую, вот! — И подмигнул Владу, выруливая с привокзальной площади.

Тот не удержался, вспомнив классику прошлого века про Алису Селезнёву:

— Птицын… Говорун…

Мамлей, тут же подхватив шутку, с хохотком продолжил:

— А то! Отличаюсь умом и сообразительностью!

Край тоже улыбнулся, не забывая набирать сообщения на планшете и иногда постукивая по правому виску, разглядывая что-то на линзах.

Владька повозился чуть, устраиваясь поудобнее, и замер на заднем сиденье машины. «Тойота» не спеша пробиралась по грязным оренбургским улочками. Город потихоньку просыпался, хмуро встречая рассвет.

— Мы сейчас заедем в отделение нашего Департамента, — пояснил Кирилл Иванович. Потом хмыкнул: — Оформим… пленение колдуна.

Чувствуется, он отогрелся и расслабился.

А Владик, наоборот, закрылся. Мрачные мысли снова вернулись.

Сейчас он ничего реально сделать не мог. Ладно, вот присмотрится, передохнёт чуток и, возможно, что-то придумает.

Очень хотелось позвонить Алинке и посоветоваться… Горбатиться на жирных военных или их хозяев-олигархов желания не было. Гады своего не упустят! Эти вот мужики, может, и нормальные, но они «люди приказа». А уж кто им отдаёт приказы, у Владьки не было никаких сомнений. Вся эта стая определённо наложит лапу на его способности.

Грустно размышляя об этом, Влад незаметно для себя задремал.

Проснулся только когда машина начала тормозить. Непонимающе захлопал ресницами и хрипло спросил:

— Уже приехали?

Но офицеры промолчали. Как-то странно промолчали — и Стечко неожиданно забеспокоился.

Просунулся между спинок передних кресел. Оба военных словно спали, свесив головы на грудь. Машина в это время мягко затормозила на обочине у невысокого каменного забора и заглохла.

Влад ошарашенно заозирался, ни черта не понимая. Они ещё в городе? Да, вроде бы… Похоже, район Мусульманского кладбища.

Парнишка рывком вылетел из своего тела и завертелся вокруг машины, не понимая, откуда так давит опасностью.

«Вот чёрт!»

Метрах в десяти сзади притормозил чёрный «Ренджровер», мягко хлопнули дверцы, и на асфальт выбрался молодой человек лет примерно тридцати на вид, в хорошем чёрном костюме. Неформальный такой, странный — с длинными белоснежными дредами до середины спины и выбритыми висками. Только брови и маленькая бородка чёрные.

Парень замер около своего автомонстра на пару секунд, чуть похрустел шеей и неторопливо двинулся к заглохшей «Тойоте».

Владик судорожно размышлял: «Это что за хрень? Мафия, что ли? Могу я из астрала шибануть воздушной волной? Не пробовал, чёрт! Ну вот сейчас и попробуем».

Не дойдя метров трёх до старой машины, гость резко остановился, закрутил головой по сторонам и посмотрел точно на Владислава. «Почувствовал? Мать, экстрасенсов прям по пучку на метр». Владик метнулся в сторону, но беловолосый чётко отслеживал его перемещения.

— Юноша, — мягко сказал парень в костюме, — не пугайтесь, прошу вас. Никто никому не угрожает. У нас есть любопытное предложение.

Стечко замер на месте.

— Я представляю одну серьёзную европейскую структуру. Там ваши способности будут оценены по достоинству. Вы принесёте огромную пользу как науке, так и всему человечеству. — Парень перекинул сбившийся дред за спину. — Мы серьёзно сомневаемся, что в коррумпированной России вы получите хотя бы часть этого. Наша структура способна защитить и вас лично, и ваших близких. О финансовых проблемах можете…

Тихий шёпот пронзил иглой окружающий мир. Заставил парня с белыми дредами резко замолчать и непонимающе закрутить головой. Затем иностранца парализовало, он замер с вытаращенными глазами. Напрягся весь, сжав тонкие губы в красную нить.

У «Тойоты» скрипнула дверца, и на асфальт выпал скрюченный Птицын. Он вздрагивал и не переставая что-то шептал, будто оплетая воздух паутиной слов. Непонятных, незнакомых, пугающих до дрожи в желудке.

Даже Влад замер в астрале, не смея дёрнуться.

А Сергей Птицын всё шептал и шептал, вкладывая в каждый звук жутковатый шаманский речитатив.

Молодой офицер с трудом поднялся сначала на колени, а потом встал в полный рост, тяжело глядя на гостя-иностранца. Монотонно бормотал, не отводя взгляда, тихо шевеля пальцами в такт. На покрасневшем лице проступили жилы, в глазах лопались капилляры, окрашивая белки красным…

У Влада же весь мир стал разваливаться, расслаиваться в многомерную мозаику и плавно крутиться в тошнотворном калейдоскопе. Стечко медленно поплыл в своё тело, стараясь вырваться из липкой паутины шёпота. Сознание тоже куда-то собралось. Только заметил последним кадром, как дредоносец развернулся на прямых ногах и с пластикой кукольного Кена зашагал к «Ренджроверу».

Хлопнула дверь, и машина с басовитым рычанием унеслась прочь.

Как младший лейтенант Птицын осел на землю и опустошённо привалился спиной к боку служебной машины, Влад уже не увидел.

 

Страницы: 1 2 3 4

Прокомментируйте первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.