— Откуда ты знаешь про дедушку Алико? — хмуро спросил Кирилл Иванович. — Хотя неважно… Что, настолько всё плохо?

— Анастасии нужен наставник, — ответил Влад.

— А, — успокоился майор, — ты в этом смысле. Точно… Дед же ещё и это… Фух, аж вспотел… Так, с девушкой завершил?

— Да. Ей бы немного поспать.

Край повернулся к заведующей лаборатории:

— Рената, увозите её. — И уточнил заинтересованно: — Когда сможем задействовать новобранцев?

— Кирилл Иванович, мне они пока нужны! — отрезала Ри, махнув красной чёлкой. — Нормально обследую ребят, понаблюдаю хотя бы сутки.

Майор задумчиво кивнул.

 

* * *

— Нет, Ирина Михайловна не дала разрешение, — устало сообщила Рената, выйдя из кабинета директора Центра. — Облом-с!

Ожидавшие в коридоре подростки заметно сникли.

— Снаружи соревнований не будет. Ну что я сделаю? Не смотрите на меня спаниелями. Я сама так умею! Да в тайге и погода сейчас дрянная — октябрь же… Всё, живём в этой реальности!

— Ну бли-и-и-н! — взвыли сразу несколько ломающихся голосов. — Ну Ри-и-и! Там же наверху вообще никого нет. Кому мы помешаем? И от Куюмбы далеко…

Девушка в ответ пожала мощными плечами и двинулась в учебную часть школы, где разместился штаб «Осенней спартакиады». Подростки стайкой потянулись за ней, шумно переживая неудачу.

Провести некоторые соревнования снаружи мечтали все — и взрослые, и дети. Однако последнюю пару недель работников и учеников Центра перестали выпускать на поверхность. Даже плановые «проветривания» отменили. Без специального пропуска никто не мог покинуть поселение. Руководство объясняло это возросшей опасностью, но в детали не вдавалось. Многих это раздражало.

— Ну что там с финальным вариантом? — спросила Рената, взявшая организаторов осеннего конкурса под патронат. — Надеюсь, всё исправили? Если нет, то бошки поотрываю! Вы меня знаете!

— Да сделали всё! — весело отозвался Пашка Уртаев на ходу. Поначалу он дёргался от грубоватых шуток Ренаты, но со временем привык. — Скидываю тебе… После открытия начнём простые соревнования для самых младших, это без изменений. Эстафеты там всякие, полоса препятствий. Сразу за ними, примерно через час, первая командная игра «Царь-давилка»…

Пашка неожиданно даже для себя вошёл в комитет по подготовке соревнований. Вся кипучая энергия дымника переключилась на организацию мероприятия. Он оказался в своей стихии, решая кучу вопросов, постоянно дёргая окружающих, раскачивая и заражая энтузиазмом. Уртаев был везде и со всеми. Возможность быть полезным и осознание того, что к его мнению прислушиваются, преобразили некогда угрюмого и замкнутого подростка.

— Первый день — три отборочные игры. Завершаем вечерним шоу иллюзионистов, — тараторил Павел. — На второй…

— А не хотите иллюзию перенести на закрытие? — перебила Рената. — Красотища, все дела… Нет? Ладно. Только помните, что всё должно быть крупно и ярко! — Ри широко развела руками в воздухе, показывая нужный размах. — Вот. Пусть не мельчат. А то на задних рядах не будет видно. И обязательно с трансляцией на экраны, усекли?

Эти обсуждения шли уже не первый день. Страсти в школе кипели. Особенно много нервов сгорело при создании команд. Организаторы старались в каждую из шести собрать ребят разных возрастов — от двенадцати до семнадцати лет. Несколько дней стоял писк и визг — подростков тасовали и так, и эдак, пытаясь добиться равновесия по составу и по псионическим способностям. В итоге, конечно, справились, но далось это большой кровью.

Наконец, комитет во главе с заведующей добрался до штаба спартакиады и сгрудился вокруг стола над окончательным планом праздника.

 

* * *

В Красноярском отделении Департамента по изучению псионических явлений, что на улице Вейнбаума, сегодня непривычно шумно. Из Куюмбовского подземного Центра, из Москвы, Питера и других городов страны в телепорт-комнату прибывают и прибывают бойцы пси-подразделений.

В конференц-зале развёрнут полноценный командный пункт. Стены увешаны экранами всех калибров, медиа-столы соединены в единое рабочее пространство. Техники завершают подключение оборудования, полушёпотом переругиваясь.

Бегают дежурные, снуют курьеры. По коридорам тяжело катятся платформы с опломбированными ящиками — ими управляют грузчики с подозрительно крепкими фигурами, мягкими движениями профи и острым взглядом.

Операция подготовлена в кратчайшие сроки. Времени остаётся мало, а ещё нужно отработать нюансы взаимодействия разных служб города. К местному отделению Конторы уже подъезжают представители ФСБ. Полиция и спецназ прибыли. Обязательно кто-то будет и от мэрии.

Главная проблема подготовительного периода — псионическое молчание. Департаменту было бы намного проще работать, используя все свои возможности, но это может спугнуть предполагаемого неприятеля, окопавшегося в Красноярске.

— Старик уже здесь? — спросил начальник штаба Назин. Мужчина в годах, с седыми висками раздражённо смотрел из-под кустистых бровей на капитана, руководившего телепорт-логистикой.

— Да, товарищ полковник, — отозвался офицер, оторвавшись от огромного экрана с картой города. — И он сам, и его ученица. В сопровождении майора Края из Центра.

— Какая, к чертям, ученица? — удивился начштаба. — Зачем ребёнка сюда притащили?

Капитан хмыкнул и уточнил:

— Если не ошибаюсь, то подключение к эгрегору первой должна сделать именно девушка.

— Чёрт знает что такое! — рявкнул полковник и стремительно вышел из конференц-зала. — Нашли время! — долетело из коридора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

No responses yet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: