Высокие стрельчатые окна с витражами великих сражений и фигурами очень важных полководцев светились в утреннем свете загадочно и отстраненно. Вся огромная приёмная школы словно погружена в свои мысли, в воспоминания о героическом прошлом. До настоящего ей дела нет. Суета всё это. Ну, а Кириллке совершенно по-барабану великое прошлое — его больше тревожило то, что происходит за дубовыми дверьми Координатора школы.

Монах Сарош уже полчаса, как исчез в кабинете. Мальчишка не находил себе места на длинной скамье, украшенной изощрённой резьбой с остатками позолоты. Долго ковырял глаз деревянному дракончику на левом подлокотнике скамьи, но рубиновый камешек сидел крепко — не поддался. Правый дракончик далеко — на другом конце скамьи. Кириллу лень было двигаться с места. До ближайшего окна не доплюнуть — проверил два раза.

В дальнем углу приёмной залы колыхнулись тяжёлые занавеси, что прикрывали вход со двора школы. Вошла стройная девочка в белоснежном платье. Небольшая скромная диадема украшала ее хитрую прическу с буклями, и только пара русых локонов у висков продуманно выбивались из укладки.

— Оу! — воскликнул подросток и вскочил со скамейки. — Привет! А ты кто?

Девочка неторопливо подошла к Кириллу, внимательно оглядела с верху до низу. Конечно, она моментально заметила и выбившийся из-под ремня край отглаженной рубахи, и порванную шнуровку на правом сапожке. Хорошо хоть штаны были новыми и сшиты из крепчайшей астроткани. В самый раз такому охламону, как говорил папа. Кириллке даже стало чуть-чуть неловко и щёкотно от такого взгляда. Но он встряхнулся.

— Я – Кирилл Зворко, ненаследный принц королевства Зворк! — отрапортовал мальчишка и шутливо отвесил поклон маленькой даме.

— Рада с вами познакомиться, принц Зворко. — Проговорила мелодичным голосом белоснежная девочка и легонько кивнула мальчишке. — Перед вами принцесса Сау-на-Том, королевство Том. В нашем владении три звездные системы и…

Ненаследный принц со смешком перебил Сау:

— Мы так всё время будем общаться?

— Не понимаю, о чём вы? — спросила в ответ девочка и поджала губы. — Я, так думаю, куратор занят?

— Оу… — разочарованно выдавил мальчик и похлопал ресницами. – Угу. Занят. Там монах Сарош обсуждают что-то с важным старичком. Видимо, меня обсуждают.

Кирилл максимально обаятельно улыбнулся.

— Спасибо, принц Зворко, за информацию, — тихо произнесла девочка. — Я зайду позже.

Девочка развернулась на месте, плеснув воздушным подолом платья, и удалилась. Не просто ушла, а именно удалилась.

Рядом с лавкой для посетителей лохматым столбиком замер растерянный мальчишка.

— Все пауки космоса! — пробормотал парень и громко шмыгнул носом.

Через несколько минут дубовые двери кабинета раскрылись, и в приёмную вышли достопочтенный монах Сарош и длинный мрачный старик — тот самый Куратор школы, в которой теперь предстояло учиться Кириллу.

Монах сдержано попрощался с мальчишкой. Даже приобнял и исчез с видимым облегчением.

В покои принца Зворко привел робослуга. Кирилл вихрем пронёсся по всем комнатам и недовольно поморщился. Здесь столько старинной дорогой рухляди, что даже мяч не погоняешь. Прямо, как в замке дедушки.

Только новенький компьютер в рабочем кабинете заставил сердце принца забиться чаще. Кирилл несколько минут стрекотал клавиатурой, изучая возможности учебной машинки, и иногда восхищённо подпрыгивал в кресле.

Да-а! Это просто монстр. Даже у папки комп не такой мощный. Комп немного примирил юного принца с необходимостью ближайшие лет семь провести в тоскливых стенах «Королятника».

Ну, или Высшей школы правления Империи, если вам так угодно. Хотя никак, кроме как «Королятником» никто это уважаемое заведение и не называл.

Тот же робослуга (или не тот?) пригласил принца к трапезе в крыло младшего круга. Трапезная для младших находилась тремя этажами ниже. Кирилл побежал вниз по широким лестничным пролетам, перепрыгивая через ступеньки – только подкованные каблуки бархатных сапожек мелькали.

Робослуга что-то пищал в спину, и… не отставал. Кирилла это возмутило — ни один слуга не мог за ним угнаться по ступенькам. Они здесь что — натасканные какие-то? Принц принажал и влетел в трапезную раскрасневшийся и взлохмаченный. Влетел, чуть не сбив какого-то прилизанного мальчика с ног.

— Прости, приятель! — воскликнул Кирилл, хлопнул мальчишку по плечу и двинулся к огромному столу, оставив за спиной жертву ДТП с вытаращенными глазами.

Столовая… Эм… Трапезная оказалась такой же величественной и огромной, как и все помещения замка «Королятника».  Сквозь высокие окна сверкало солнце, торопясь к зениту. Все пространство расчерчено тенями от оконных переплётов и залито цветными пятнами витражей.

— Ненаследный принц Кирилл Зворко, королевство Зворк! — громко возвестил догнавший подростка робослуга.

— Что ж ты так орешь? — спросил Кирилл, поморщившись. И громче: — Всем привет! Где мое место?

Он вопросительно обвёл сверкающими глазами длинный стол в центре зала и сидящих за ним мальчишек и девчонок примерно одного со Зворко возраста — лет двенадцати. Ребят за столом немного — человек десять. Четыре мальчика и сколько-то там девочек. Все прилизанные, чистенькие. Просто мамина радость, а не нормальные дети.

Все ошарашено молчали, но тут голос подал черноволосый мальчик, сидящий во главе стола:

— Рады вас видеть, принц Кирилл Зворко. Я Гау VII — будущий правитель галактического рукава Зау, королевства шести звездных систем, род Гаури’их. Слева от меня, к вашим услугам, младший князь…

Речь Гау, пересыпанная цветастыми титулами всех присутствующих, потекла плавной рекой, вгоняя Кирилла в какое-то сонное отупение. Подобное он переживал только на званых приемах у папы или в замке дедушки.

Наконец, все были представлены, и принц Зворко помотал кудлатой головой, да плюхнулся на показанное слугой место:

— Рад со всеми вами познакомиться, господа и дамы! — с улыбкой проговорил Кирилл. Папа был бы доволен его манерами. — А теперь полопаем? А то у меня уже бурчит в животе.

А нет! Не был…

За столом повисло молчание. Прилизанный мальчик, княжич Алеша, которого в дверях сбил Кирилл, фыркнул в кулак, но тут же согнал с лица улыбку под строгим взглядом Гау Гаури’иха. Девочки спрятались за веерами, но глаза засверкали весельем

— Думаю, самое время, — кивнул Гау VII. — Приступим, дамы и господа…

Ребята потянулись к столовым приборам в полном молчании. Все чинно щипали салатики, запивая их каким-то овощными соками. Вокруг суетились робослуги. После первой смены блюд, знакомая уже Кириллу принцесса Сау-на-Том мягко произнесла:

— А что это за королевство Зворк? Никогда не слышала о таком.

Гау тут же отозвался, промокая салфеткой тонкие губы:

— Мы пока ещё не изучали новые мелкие королевства, что попросились под руку Императора. А, может, и не будем — их так много в галактике. Больше чем травы в оранжерее.

Кирилл сузил глаза, но, вдруг, рассмеялся:

— А ты язва, Гау! Но, прав — наше королевство маленькое. Но ничего не вечно, как показывает история Империи. Имперская система тоже когда-то был провинцией, а? Помните?

Все неловко завозились — обсуждать имперский двор тут не принято. Да ещё так сравнивать свой микроскопический Зворк с Империей?

Когда с завтраком было покончено, все ребятам потянулись к выходу.

— Ребят, а давайте замутим арофол с мячом после обеда?

Гау VII отозвался от двери, не оборачиваясь:

— Занятия спортом у нас по средам с трёх до четырёх пополудни. Сегодня понедельник.

И вышел из трапезной. За ним удалились все остальные. Только княжич Алёша обернулся к Кириллу с улыбкой и позвал:

— Идем, сейчас урок соционики.

Кирилл закатил глаза и поплёлся следом за одноклассниками. Вот же кислая компания! Да – всё будет намного сложнее, чем он думал. Но ничего, справится.

В классе всех рассадили за терминалы. Сначала вливание информации, потом закрепление. Вливание было быстрым и безболезненным — Кириллка только привычно взмок, как было всегда, когда ему в мозг через шунт впихивали новую инфу.

А вот закрепление — самое нудное занятие. Нужно было под руководством искина проговорить всё, что записали мальчишке в голову. Несколько часов, с небольшими передышками, принц Зворко пересказывал залитый материал.

Рядом бубнили одноклассники. Наконец, процесс переноса информации из оперативной в долговременную память завершился, и комп выпустил принца из своих захватов.

— Ох, моя головушка, — только и сказал вспотевший Зворко, выползая из класса. Принц Гау смерил его презрительным взглядом и зашагал прочь по коридору — такой же подтянутый и спокойный, как и до урока. За ним гуськом двинулись все остальные.

Алёшка вновь задержался рядом и сочувственно произнес Кириллу:

— Это только первые разы тяжело, а потом легче будет.

— Алексей, — строго окликнул княжича с другого конца коридора Гау VII.

— Эм, мне… надо!

— Беги уж, — махнул рукой Зворко.

Лёша несмело улыбнулся и быстро проговорил:

— Сейчас в релакс-зале пара часиков отдыха, обед и…

— Да я в курсе, брат, — рассмеялся принц Кирилл. — Читал расписание. В сети есть. Но спасибо!

Алексей кивнул и ускакал за своим предводителем.

В релакс-зал Зворко не пошёл — решил прогуляться по окрестностям, подышать воздухом.

По дороге решил перепрограммировать робослугу, что постоянно плёлся за принцем следом. Но доступа к блоку управления роботом не было — вообще никаких крышек, затворов, да даже какой-то щёлочки. Кирилл хитро улыбнулся:

«Ах так? Умные слишком? Что ж! Будем чем заняться в будущем».

Размышляя о степени защиты роботов, Кирилл бродил по школьному парку до самого обеда. На встречу иногда попадались гуляющие группки старших учеников. Все одеты как на бал — аккуратные, подтянутые — парни в дорогих смокингах, девушки в вечерних туалетах. Все вежливо раскланивались с принцем.

«Вот это болото! — горько думал Зворко, в очередной раз кому-то кивая, — С тоски сдохнуть можно!»

После заунывного обеда всё в той же чопорной компании будущих правителей, Кирилл ушёл в свои покои и мрачно ковырялся в учебном терминале. Игрушек никаких нет, только учебные курсы и развивающие паззлы. Вот же, мохнатые гусеницы Земли…

К ужину принц уже понял, что звереет. Ему срочно надо что-то учудить, а то начал уже превращаться в кисель. Он попытался расслабиться в спортзале, но помещение отказалось пропускать внутрь ученика, высветив перед носом голограммку с расписанием занятий. Среда была дважды подчеркнута красным пунктиром. Чертыхнувшись, Кирилл добрел до трапезной, прости господи.

По стенам помещения, среди метровых портретов каких-то скучных особ в военных мундирах, загорелись маленькие, но яркие светильники. За длинным столом всё так же сидели их не менее занудные потомки.

Кирилл быстро съел всё, что ему подсунул робослуга. Какое-то время слушал тихие разговоры одноклассников, переглядывался украдкой c Лёхой и разглядывал Сау-на-Том.

Дождавшись, когда все отодвинули от себя последние бокалы с напитками, принц Зворко оглушительно шлепнул по столу ладонью.

Все вздрогнули. На Кирилла уставилось десять пар глаза и несколько объективов робослуг.

— Объяснитесь, — ледяным голосом прошипел Гау. — Что за детские выходки?

— Не получится из вас правителей, ребята! — громко сказал мальчишка из системы Зворк. – Вы уже с детства ходите и общаетесь, как манекены. У робослуг даже больше эмоций. Да и мозгов, думаю.

— Боже, какой дикарь, — пискнула какая-то девочка по правую руку от с Гау VII.

— Значит так, замороженные детишки, — продолжил Кирилл. — Завтра объявляю экспедицию на космодром.

— Этого нет в нашем расписании! — удивлённо воскликнула Сау-на-Том.

— И наставники не против? — с ухмылкой спросил полный мальчик с каким-то неудобоваримым именем.

— А кто их спрашивал? — отозвался вопросом на вопрос принц Зворко.

Все разом зашумели. Кирилл улыбнулся. Всё-таки чуть-чуть разворошил этот курятник.

— Конечно, если вы маленькие трусливые детишки, а не будущие правители, то сидите в своих коморках! — с яростной улыбкой провоцировал Кирилл. — Я иду на космодром завтра, рано утром, до завтрака. Собираюсь устроить небольшой переполох всем портовым службам, что бы скучно не было.

Гау Гаури’их поправил чёрную чёлку и резко встал из-за стола. Швырнул смятую салфетку на столешницу и резко сказал:

— Детский сад! Идёмте, дамы и господа! Развлечения дикарей нам не по статусу. Прошу, госпожа Сау! Только после вас!

Снова все мальчики и девочки быстро ушли элегантно стайкой, с осуждением поглядывая на новичка.

— Сбор в семь за северными воротами! — крикнул им вслед Кирилл и рассмеялся.

***

Следующим утром Кирилл уже сидел на камне у ворот и строил догадки, кто же придёт.

Первым из-за влажных от утренней росы кустов выскользнул княжич Алексей. Мальчишки пожали друг другу руки. Насчет Лехи принц Зворко даже и не сомневался.  Смешно, но следом появилась Сау-на-Том.

Затянутая в серый спортивный комбинезончик, она выскочила к ребятам и остановилась чуть поодаль, с трудом переводя дыхание, будто только что бежала:

— Привет, Сау! — воскликнул обрадованный её появлению принц Зворко. – Присаживайся!

Но та лишь помотала головой и осталась стоять чуть в сторонке. Через пару минут появились ещё пара девочек. Заметив Сау, подскочили к ней и все вместе о чем-то зашептались, независимо поглядывая на мальчишек.

Последним из-за кустов вышел… Гау.

— Хм, — только и выговорил Кирилл и с иронией, но вежливо, кивнул черноволосому зануде. — Вот уж кого не ожидал. Здрас-сте!

— Ну, — хмуро сказал вместо приветствия Гау VII и сел рядом с Кириллом. — Что за экспедиции без… старших? Так что делаем?

— Есть мысль. Если вы знаете, я прилетел с монахами. Милые и совершенно наивные люди. Корабль не пуганных… Эм! Короче, дамы и господа, их посудина ещё в порту. Вот такой у меня план…

Монашеский корабль дремал на теплых плитах космодрома. Тихий колокольный перезвон по корабельным динамикам навевал скуку на брата Сароша. Давно остались за плечами годы истового служения и аскетичного смирения. Он стар уже для чего-то важного.  Брат уныло слонялся по двигательному отсеку и выстукивал какую-то невнятную мелодию по стеклам старых мониторов.

Впереди ещё облет сорока общин, сотни богослужений, и люди, люди. Уставшие колонисты — бедные или зажиточные, щедрые или скупые… 

Монах повздыхал и вернулся с привычным смирением к работе — пять шагов в одну сторону, пять в другую…

Самое странное, но монах Сарош уже скучал по юному отпрыску короля Зворко. Принц Кирюша, за время полета к «Королятнику», заставил позеленеть от гнева многих – от служек до настоятеля. Хотя замена записи колокольного звона на древнюю «Let my people go» была забавной. Монах улыбнулся. 

Ох, нет! Нет! Лучше пусть будет тишина и покой. И сегодня, и завтра. И вовеки веков…

А в этом время шесть маленьких фигурок тихо совещались у грузового люка корабля.

Москва, 2005

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

No responses yet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: