Рассказы

Ещё один паршивый день

Если пересмотреть запись этого утра, то главным кадром в ней будет расстроенное лицо Серёги. Мелкие глубоко посаженные глаза набухли слезами, белёсые вздёрнутые брови собрали кожу лба в слоёный пирог из морщин, а уголки рта разочарованно опустились.

Ему было из-за чего киснуть. Прямо перед носом юноши в воздухе висело серое яйцо. Крупное, размером со страусиное. И безнадёжно мертвое.

Сергей не очень понимал, как такое случилось. Каким образом всего его надежды на хорошее будущее рухнули в болото.

— Вот за что ты так со мной? — прошептал парень, разглядывая злополучное яйцо.

Он стоял посреди просторной комнаты с низким сводчатым потолком. Всё в ней было залито тёплым жёлтым светом — сам хозяин в домашней футболке и шортах и нехитрая мебель вокруг: рабочий стол с интерактивной панелью, несколько открытых стеллажей, заваленных приборами, и десяток разбросанных по углам кремовых подушек.

Cправа в стене зиял тёмной дырой люк сломавшегося инкубатора.

Серёга выругался и шарахнул по яйцу ладонью, вышибая его из гравитационных захватов. От удара оно лопнуло, и в угол полетел мерзкий комок серой слизи в осколках скорлупы. Внутри этой дряни даже зародыша не оказалось. 

Хозяин лаборатории бессильно опустился на пол и тупо уставился перед собой, решая, что делать дальше. Ему было о чём подумать.

На это яйцо он потратил почти все накопления Рода. Ещё раз такую сумму парню не собрать и за двадцать лет.

Остаётся только идти на поклон в чужое Гнездо — просить, унижаться и умолять. Если не будет у него яйца, то не будет и продолжения Рода. Он — последний.

Парень знал, что от него потребуют взамен — раскрыть все архивы и разработки семьи, отдать это Убежище на дне болота и войти в Гнездо на правах младшего бойца. Ему! Главе Рода — и простым бойцом?

Сергей заскулил и в бешенстве врезал кулаком по бетонному полу. На его скулах и шее проступила зелёная чешуя и тут же с шелестом растаяла.

Парень выл, мотая головой из стороны в сторону. В распахнутом рту мелькнули острые зубы. Он весь скривился, сморщился, роняя слёзы и громко всхлипывая.

Трудно признать, что не справился! Опозорил своих предков, профукал всё их состояние. Не сохранил яйцо… Какой он после этого рептилоид, а?

И вот как раз в этот момент интерактивный стол задребезжал мерзким звуком. Над его поверхностью всплыли два красных значка и яростно заскакали в воздухе, пытаясь привлечь к себе внимание.

Парень поднял голову и заморгал, присматриваясь.

— Ха, — выдохнул он, встав и хищно оскалившись. — Вот только вас мне не хватало!

К его Убежищу шли люди — то ли туристы, то ли местные охотники. В любом случае, человечкам здесь делать нечего — болота опасная штука! И сегодня этим сталкерам не повезло!

Понятно, что внутрь Убежища никто не попадёт без серьёзной спецтехники — Серёгино жилище спрятано глубоко в трясине. Но вот именно сейчас у парня было настолько поганое настроение, что хотелось чего-то эдакого, с кровью и расчленёнкой.

Он быстро скользнул к входной мембране в дальнем углу помещения. Скинул одежду и щучкой прыгнул вперёд. Влажная поверхность с хлюпом всосала хозяина, и Серёга заскользил по длинной кишке на поверхность. Мышцы тоннеля гнали тело рептилоида вверх, сокращаясь волнами.

Его выплюнуло в воздух метрах в ста позади гостей. Парень мягко приземлился на шаткую поверхность трясины и крадучись двинулся в сторону людей. Через несколько минут он нагнал охотников с рюкзаками за спиной.

Туристы шли тяжело, прощупывая дорогу перед собой длинными шестами. Уставшие, грязные. Вот куда они лезут? Хотя направление выбрали верное — идут друг за другом по старой тропе, пересекающей всё болото.

— Да нет тут никаких рептилоидов! Одно грёбаное комарьё, Слав, — просипел идущий впереди. — Какого чёрта мы сюда полезли, а?

— Потому что у кого-то кредиты, млять, — отозвался другой, вязко сплевывая в траву. — У кого-то ипотека… Чё ноешь? Сами же подписались! А найдём ящерку, так рассчитаемся!

— А-а-а, сцуко! — простонал первый и замер, выпрямившись. — Задрало всё! Скорей бы уже!

Серёга замер в кустах за их спинами и недоумённо размышлял. С чего бы вдруг за ним припёрлись на такое отдалённое болото?

«Бредни» о рептилоидах уже давно высмеяны! Превращены в тупой мем, оплёваны и забыты. Откуда у поисковиков информация? Кто-то слил координаты Убежища? Какая-то интрига наших, что ли?

У парня мозги отчаянно заскрипели. Не найдя ответа, он поступил просто. Взвился вверх, подняв облако грязных брызг и рухнул на спину ближайшего человека, вырубая его.

Второй обернулся на шум, но ничего не успел сделать — рухнул без сознания в грязь.

На болоте стало тихо, лишь противно зудели вечерние комары. Серёга подтащил человечков поближе друг к другу и перевернул обоих на спину, а то ещё захлебнутся.

Но разглядев лица, парень стал материться в голос, пиная грязь босой ногой. Перед ним лежали его однокурсники — Славка Фокин и Пашка Измайлов. Не узнать их было сложно, даже в полумраке. Довольно неплохие ребята.

Да, рептилоид учился в институте соседнего городка. Ему тоже требовалось образование.

Всякое желание выместить на ком-нибудь злость пропало у Серёги напрочь.

— Чёрт! Чёрт! — ругался он, нависнув над ребятами. — Что за день, а? Прям с утра!

Парень ещё раз матюкнулся и поволок обоих за собой ко входу в Убежище. Добравшись до ближайшей мембраны, замаскированной грязной водой и тиной, он швырнул каждого из приятелей в её центр. Кишка всосала тела и утащила на глубину. А потом и сам рептилоид нырнул следом.

Студентов выплюнуло в ту же лабораторию на пол. По дороге Славка Фокин пришёл в себя и вывалился из внутренней мембраны с воплем ужаса. Сверху на него с потоком воды упал бесчувственный друг, заставив заткнуться. Потом и пара рюкзаков прилетела.

Ну а следом и Серёга выскользнул из кишки, перепрыгнув людей в лёгком сальто.

Ему в спину с ужасом уставился Славка, но ящер не обращал на него внимания.

— Ты кто? — раздалось за спиной Сергея. — Мы где? Чё это?.. Паш! Пашок, очнись, бро! Паш, млять!

Ящер повернулся к парням.

— Серёг, ты, што ли? Как ваще?! Мы где?! — запричитал Славка, тараща глаза и дико озираясь.

Он вжался в угол на полу, притянул к себе мокрый рюкзак и прижал к груди, как щит. Рядом крутил головой стоявший на карачках второй «попаданец».

— Рептилоидов искали? — спросил Сергей, подойдя ближе. — Ну вот, нашли! Рады?

— Чё несёшь? — Фокин нервно глядел на сокурсника. — Серёг, хватит прикалываться, а?!

В этот момент по всему телу Сергея проступила ярко-зелёная чешуя. Лицо превратилось в безносую морду с мертвенно-жёлтыми глазами. Он широко улыбнулся, сверкнув зубами.

Парни с воплем шарахнулись в стороны. Рванули подальше, оскальзываясь на мокром полу.

— Ёп! Уйди! А-а!

Серёга хмыкнул: «А хорошо получилось!»

Парни замерли по углам комнаты. Бледные и мокрые.

— Ты нас убьёшь? — подал голос Пашка Измайлов.

— Да надо бы, — горько произнёс ящер, устраиваясь на одну из подушек и грустно разглядывая сокурсников. — Но есть варианты. Первый: сотру вам память на хрен. Правда, у меня опыта маловато — могу лишнего цепануть. Второй: ставлю блок карателя каждому на загривок. И я вас грохну в тот же момент, как проболтаетесь. Что выбираете?

Вновь задребезжал стол, и в воздух взвилась целая россыпь красных значков.

— Да что ж такое-то, а? — зарычал рептилоид, вскакивая на лапы.

Монитор охраны показывал, что по кишке перехода движется инородный объект.

— Барьер на Убежище! — заорал ящер системе управления. — Блок на…

Договорить он не успел, получив по затылку чем-то увесистым. Рухнув на стол, он ударился лбом о стекло, которое тут же пошло трещинами.

А из мембраны перехода в этот момент вылетали люди в чёрных гидрокостюмах.

— Что вы так долго?! — заорал Славка Фокин из своего угла. — Он нас чуть не прикончил!

Прибывшие ему не ответили — они торопливо накидывали сеть на ящера, который уже начал шевелиться. Его скрутили в кокон и бросили на пол у стены.

Рептилоид очнулся через несколько минут и молча наблюдал сквозь верёвки сетей, как по его дому шарится толпа людей. Они как саранча лезли во все щели, фотографировали оборудование,  изучали интерактивный стол, готовились демонтировать инкубатор. Сволочи.

Сергей вздохнул и тихо произнёс:

— Что за день такой?! Протокол «Дихлофос».

Его шёпот расслышала интеллект-система Убежища. Из-под потолка ударили струи газа. Миг, и дома стало тихо.

Возился лишь рептилоид. Максимально встопорщив чешуйки, он стал елозить всем телом. Потребовалось минут десять, чтобы разрезать путы и скинуть сеть. Ящер повздыхал, разглядывая тела валявшихся вокруг людей и взял со стеллажа тонкий смартфон.

— Госпожа, мой Род прерван. В Убежище ворвались люди. Выбора у меня нет… Я… — он замялся, глядя на экран в спокойное лицо главы соседнего Рода. —  Я прошу вас взять меня под свою защиту.

— Условия помнишь? — прозвучало в ответ.

— Да, госпожа! — буркнул рептилоид.

Когда он отключился, глава Рода усмехнулась и произнесла в воздух:

— Как ребёнка… Даже скучно.

Писатель-фантаст, дизайнер, каллиграф. 50 лет, Москва

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.