Рассказы

Шутки загробника

Свет включился не сразу — потрещал немного, пару раз моргнул и загорелся ровно и уютно. Мягким жёлтым задышали торшеры по углам квартиры, синим кольнули светодиодные ленты на плинтусах.

Юра неуклюже шагнул внутрь и побрёл по длинному коридору, поскрипывая резиновыми башмаками и засовывая в распахнутые двери крупную голову-шар. Давно он тут не был, лет семь уже…

Провёл пальцами по стекляшкам-висюлькам ажурных бра, вывешенных на стенах. Те отозвались не совсем мелодичным звоном.

Простая квартира. Юра много таких навидался за свою прошлую жизнь, но последние десятилетия приходил только сюда — это его дом, его прошлое.

Вон на кухонном столе любимая кружка с ободками заварки внутри, в туалете — истрёпанная зубная щётка в зелёном пластиковом стаканчике. На книжных полках в рабочем кабинете — фотографии его родных.

Жаль, что не только его — там же стояли рядами в деревянных и пластиковых рамках ещё десятки чужих фото, наползая друг на друга, как костяшки домино. Меж них теснились нэцке, пыльные статуэтки кроликов и балерин. Лежали стопками браслетики.

Мелкие предметы были везде в этой квартире — не только в кабинете, но и в зале, и в спальне. Сувениры наполняли весь дом, покрывали все свободные поверхности.

Шеренги любимых кружек на столе в кухне. Ворохи зубных щёток на подзеркальной полочке, по бортикам ванны и внутри обшарпанного навесного шкафчика.

По дому приходилось передвигаться бочком — аккуратно по тропинке между важных и памятных вещей загробников, чьи серверы-носители занимали львиную долю этой космической станции.

«Загробниками» называли оцифрованные копии умерших людей. Одно время это была передовая технология бессмертия, но сейчас она уже забыта — теперь в топе омоложение тела нанитами или прямая перезаливка сознания в клон. Последнее, правда, доступно лишь богатым. А «цифр» больше не делают.

Да и в те полузабытые времена, надо признать, мало кто соглашался на подобную послежизнь. Быть вечной копией реального человека? Набором терабайт?

Конечно, теперь у загробников огромный спектр задач — они работают на большинстве заводов Земли, где требуются скоростные вычисления и присутствие человека. Управляют транспортными потоками городов и логистикой на суше, море и в космосе, вычислительными центрами институтов и интернетом вещей. Куда ни посмотри — везде прямо или опосредованно присутствуют загробники. Скучать им не приходится, но всё же…

Юрий пробрался между гор «памяти» в кабинет и с протяжным вздохом забрался в единственное пустое кресло у окна. Надо бы заходить почаще, а то можно и потеряться в матрице. Лишь этот дом сохраняет его человеком.

Пусть это не личная квартира Юры, но здесь и сейчас больше никого не было…

— Ладно, пришло время мести! — хмыкнул Юра и вылез из кресла. С его маленьким ростом это было непросто, но парень справился.

Пользоваться материальными телами цифровые граждане могли только такими — хрупкими и забавными куклами-андроидами с оранжевыми вставками по корпусу. Большая голова-шар со щелочками глаз и рта, короткие руки с мягкими тремя пальцами, небольшое тело и косолапые ножки в резиновых башмаках. Такие вот слабенькие и безобидные мультяшные тела.

— Времени мало, — напомнил себе парень и хлопнул в ладоши.

Отдал мысленную команду, и в распахнутую дверь квартиры скользнула вереница грузовых тележек под управлением простеньких ИИ. Каждая с длинной лапкой-манипулятором.

— Грузим всё, что можем! — весело крикнул Юрий, дублируя слова приказом по сетке.

Машины разъехались по комнатам и стали быстро и предельно осторожно грузить в свои брюшки сувенирку.

Смешной андроид метрового роста носился за ними следом и корректировал работу, размахивая руками.

Через час квартира полностью опустела. Ну разве что Юра решил не тащить с собой светильники и мебель. Вещей и так оказалось достаточно много — грузовые тележки бесконечной кишкой потянулись по коридорам станции.

Юра подпрыгивал от предвкушения минуты, когда кинет всем инфу, что их якобы обворовали. Вот как все закудахчут! Забегают! Вот тогда он и посмеётся над этими идиотами! Похохочет, поржёт до слёз, и чтоб икота напала… А то взяли моду прикалываться над ним! Ну и что такого, что его молодым оцифровали? Уже больше двухсот лет прошло — теперь все ровесники, чорд! Какая разница, двести двадцать тебе или двести пятьдесят? Все мы старичьё уже!

Парень сопроводил груз на небольшой склад на другом конце станции и уже собрался набрать сообщение для своих «коллегушек» по кластеру, как его опередили.

На почту упало сообщение от администрации:

«Уведомляем, что в течение суток ваша Квартира-музей будет утилизирована. Основание: истечение арендного срока в 105 лет. С уважением, администрация КС «Семисотая Q8».

— Чо? Да вы охренели, что ли?!

Расслабленное состояние мигом пропало. Юра подскочил на месте, выматерился и максимально быстро потопал обратно к квартире, спотыкаясь о снующий вокруг персонал станции.

Загробник не понимал, как такое возможно. Квартира-музей — это же последнее, что их связывает с реальностью! Это же якорь, это — память. Разве так делают, а? Что за сволочи?! Эта современная молодёжь! Никакого уважения к прошлому!

Только через час он доковылял до нужного коридора и замер, увидев спины десятков кукол-носителей. Толпа цифровых граждан гомонила и ругалась.

— Вы не имеете права уничтожать нашу собственность! — кричал кто-то далеко впереди, у самого входа в квартиру.

— На станции нет частной собственности, — парировал в ответ мужской бас. — Все помещения принадлежат государству.

Юрий привстал на цыпочки и включил зум в объективах. У дверей музея замер высокий молодой парень в форме полицейского. Подтянутый, чистенький, со стальной паутинкой нейроимпланта на левом виске.

Он раздражённо смотрел на колышущееся море круглых голов вокруг.

— Так зачем вы всё вынесли из квартиры? Верните нам… Да! Верните наши вещи! — ругались впереди, перебивая друг друга. — Это преступление!

— В музее пять лет никого не было! — веско отвечал официал. — А тут спохватились? Квартира уже давно стоит заброшенная. И никаких вещей мы оттуда не выносили. Забирайте что хотите…

— Это ложь! — раздался женский голос. — Там же пусто! Где мои вещи, тварь? Я тебе ща нейроимплант выжгу!

— Это что ещё за угрозы, гражданочка? — мрачно ответил полицейский, хмурясь.

И тут же андроиды загомонили разом:

— Успокойте Алю! Совсем, что ли? Заткнись, подруга, а?! Не зли официала!

Юра нервно задёргался сзади, не зная, как сообщить всем, что это он всё вывез. Попытался растолкать соседей, чтобы пробраться поближе.

— Юрка, ты что ли? — обернулся к нему один из загробников. — Представляешь, какая задница! А там фото моей Ларисы осталось.

На них покосился загробник справа:

— Ты не цифрил, что ли? Я давно уже всё в трёхмерку перегнал.

— Да я тоже, понятно! Но помнишь сбой пару лет назад? Там ещё сотню наших постирало. И мой архив сильно побило.

Парни сокрушённо закачали головами. Юра больше их не слушал, а полез вперёд.

— Ну аккуратнее! Чего толкаешься? — бурчали ему «цифры» в спину.

А впереди полицейский продолжал ругаться с загробниками.

— Некуда станции расширяться! Все ресурсы корпуса и двигателей уже выбраны. Да, нам приходится оптимизировать площади. Да, здесь будет коммерческое заведение. Это даст станции новые рабочие места и существенную прибыль в перспективе.

— Вы нашу память на помойку ради выгоды? Ради бабла? Когда уж вы нажрётесь? — кричали из толпы. — Мы уже больше ста лет на вас горбатимся!

Официал закатил глаза. Он устало глядел на рассерженную массу «цифр» и совсем не нервничал по этому поводу. Перед ним была словно толпа малышей-шестилеток. Корпуса кукол специально были созданы безобидными и немного мультяшными.

— Вы от меня чего хотите? — устало спросил полисмен. — Оставить вам площадку не могу — это вне моей компетенции. Расходитесь уже, а, уважаемые! Не сердите меня!

Юрий же подвис, соображая, что делать дальше. У андроида-куклы был не самый сильный процессор. После века работы на внутренних площадках загробнику становилось всё сложнее адаптироваться под такое тормозное «железо» куклы.

—  А если рассердим, то что? Как ты сделаешь хуже, чем есть? Наши вещи уничтожаешь! Наш дом скоро разрушишь! Сотрёшь нас? Напугал ежа…

— Расходитесь! Предупреждаю последний раз! — зарычал полисмен.

— Да не пугай! Мы уже пуганные! А вот твоему начальству жалобу накатаем! — орали динамики кукол на разные голоса. — Они тебя самого как пса шелудивого выкинут на помойку, гадина! Ещё форму нацепил!

— Ну всё, — выдавил молодой человек. — Я достаточно наслушался оскорблений. Приступайте! — крикнул он поверх толпы.

Загробники закрутили головами. Даже Юрий обернулся вместе со всеми, не понимая, что происходит.

В этот момент из-за дальнего угла коридора выехала пара стройботов и, поблескивая никелем, двинулись на толпу.

Небольшие машины с набором манипуляторов мягко вклинились в массу кукол, раздвигая «цифровых» острыми носами. Поначалу андроиды послушно расступались перед ними, но, когда до загробников дошло, что это за машины едут, они спохватились:

— А! Тормози их! Это стройботы! Ты же сказал, у нас есть сутки!

Андроиды попытались уцепиться трёхпалыми лапками за корпуса машин, но те словно не замечали препятствий, спокойно ползли дальше, приближаясь к квартире.

— Да держите вы их! Кто-нить может взломать их мозги? Ну да, не в этом теле. Ребят, кто на серваке сейчас?!

«Цифры» орали, ругались и повисали на стройботах гроздьями. Но безрезультатно. Только свои тела вредили. Кто-то забрался на крышу ботов, но тех машины скидывали вниз, подхватив манипулятором.

Пара кукол уже раскололи свои головы и валялись на полу, помигивая диодами среди ног в резиновых башмачках.

Юрий в этот момент пробился почти к полицейскому. Но тут масса андроидов даванула вперёд, сшибая первые ряды с ног. Один из стройботов был уже здесь, и его умудрились наклонить набок.

— Давай ещё раз! — заорали все хором. — Да! Вай!

Стройбот накренился и истерично зажужжал колесом, пытаясь выровнять корпус. Но куклы ему этого не дали, раскачивая машину всё больше.

— Да вы что творите? — кричал с другой стороны от агрегата полицейский, также уцепившийся за бота. — Я приказываю прекратить!

Но всем было уже по барабану. Они с криками и воплям всё же опрокинули стройбота. И замерли, откачнувшись назад.

Юрий ошарашенно смотрел себе под ноги. Пол оказался забрызган кровью… Бота уронили прямо на официала.

— Мы убили его? — кто-то прошептал в тишине.

— Да что ему сделается? В нём же нанитов больше, чем мозгов… — неуверенно отозвался другой голос. И тут же с истеричными нотками добавил: — Нас теперь сотрут?

«Цифры» замерли, не зная, что им делать. В этот момент вторая машина добралась до стены квартиры-музея и вгрызлась полуметровым сверлом в пластик. Запахло палёным…

— Поднимайте! Поднимайте машину! Надо вытащить пацана! — занервничал Юра, уцепившись лапками за никель упавшего стройбота.

— Тебе надо, ты и вытаскивай, — мрачно сказала за спиной женщина. Остальные вокруг закивали, соглашаясь с ней.

— Вы же люди! — простонал Юрий, вцепившись в железки и изо всех сил сервомоторов куклы потянул на себя. — Вы же люди…

— Без прошлого мы никто, — выдавил какой-то доморощенный философ. Куклы снова закивали, соглашаясь с ним.

— Все замерли! — раздался приказ из динамиков.

Над головами загробников завыла сирена. Тела забавных андроидов моментально оказались заблокированными.

В коридоре появился отряд станционной полиции.

***

Уже который день Юра разбирал склад с вещами, не доверяя эту работу грузовым роботам — всё делал сам. Медленно и аккуратно. Вот коробка с зубными щётками, следом мешок с вязаными диванными подушками, потом надо сообразить, во что укутать хрусталь…

Это всё их прошлое, их «память». Ничего-ничего, будет у них новая квартира, обустроят там всё снова и по-нормальному. Не сейчас, понятно — пока что на них много штрафов навесили да счета заблокировали. Ничего, загробникам не привыкать к ожиданию — всё пройдёт.

Хуже всего то, что Юру временно отстранили от работы. Реально! Самая мерзкая штука для цифровых людей — это безделие. Ты и так просто набор символов, копия когда-то жившего человека. Так теперь ещё и ненужная никому…

Парень медленно разбирал коробки с барахлом. Очень медленно. Процессор куклы, как всегда, чуток подтормаживал. Но сейчас загробнику это было в радость.

Москва, октябрь 2021

Писатель-фантаст, дизайнер, каллиграф. 50 лет, Москва

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.