Живица-онлайн

РассказыLeave a Comment on Живица-онлайн

Живица-онлайн

Северные дубравы Гардарии — самая безлюдная окраина страны. Пара петляющих караванных путей среди громадных дубов, да и всё. Ни замков, ни городов. Человек здесь бывает редко. Многие годы лишь ветер и великий зелёный океан, давший приют обильному зверью и птицам.

Эта живность изредка привлекает охотников. Но человеку не надо много и нет нужды забираться далеко — завалят несколько молодых рогачей на краю леса, поблагодарят Хозяина дубравы, да возвращаются домой.

Тем удивительнее для местного зверья был усталый, исцарапанный человек, что бежал меж деревьев, спотыкаясь и хрипло дыша. Рубашка на теле изорвана в клочья. Парчовым штанам досталось не меньше. Один сапог он потерял ещё утром, но всё равно бежал и бежал, не обращая внимания на раны, длинные царапины на скулах, на исколотые ветками ладони.  Старался не думать, сколько мусора собрали длинные черные волосы. Бежать! Только бежать…

Пичуги с раздражёнными воплями разлетались в стороны. Дубы словно укоризненно качали головами. Старый рогач поднял тяжёлую морду по ветру, нервно зашевелили мокрыми ноздрями. Тяжело выдохнул, прянул ушами и задом отступил в густые заросли бажелики.  Тут человек… Лучше поостеречься.

Толстый корень словно из вредности подвернулся под ноги бегущему. Человек запнулся и с руганью полетел на землю, выставив перед собой тонкие руки. Грохнулся так, что на миг задохнулся, вращая глазами. Судорожно пытался вдохнуть воздух, открыв измазанный в трухе и пыли рот.

— Свята Баженка! — простонал, наконец продышавшись, парень, лет пятнадцати на вид. Совсем юнец. — За что, а?!

Нельзя лежать! Надо двигаться! Юноша с рычанием вскочил с земли и хромая побрёл в глубь леса. Сил бежать уже не было.

Из-за ближайшего разлапистого дерева за ним внимательно наблюдал грузный воин с седыми висками. Только беглец скрылся из виду, как мужчина ожил и тенью скользнул следом. Ни одна травинка не шелохнулась под его ногами, ветка не треснула.

А подросток всё хромал, но шёл, спотыкаясь и падая. Вставал со всхлипом, ругаясь, и топал дальше. С ноги слетел второй сапог. Но человек даже этого не заметил, шагая дальше. Пока не вывалился на небольшую поляну, спугнув в густой траве стайку махнуш. Толстые зверьки, что кормились свежей порослью на солнышке, с гневным писком разбежались в стороны. Юноша обессилено рухнул ничком наземь, сипло дыша. Только минутку передохнёт и пойдёт дальше. Нельзя долго валяться! Но отдохнуть надо!

Силы истаяли, как мелкая лужа под жарким светилом. Он тоскливо завыл сквозь зубы. Судорожно сгрёб исцарапанными пальцами зелёные побеги, уткнулся лбом в прохладную землю.

— И это всё? — насмешливо прозвучало за спиной беглеца.

Юноша вздрогнул, тяжко перекатился с живота на спину и мрачно уставился на пожилого воина.

— Один полуденный переход, и ты уже выдохся? — ухмыльнулся воин, пиная кочку.

Подросток, ничего не говоря, молча сел, отряхнул мусор с изорванной рубахи. Вздохнул и рывком вскочил на ноги. Сорвал с пояса деревянную рукоять. И как не потерял? В руке зазмеился длинный кнут из металлической чешуи.

— Ну хоть лизуна не потерял, — рассмеялся воин. — А то твоими потными сапогами и кусками штанов уже пол дубравы усеяно.

— Не подходи, — хрипло произнёс парень, поигрывая плетью. — Я все равно убегу!

— Куда, гард? — спросил вмиг помрачневший воин. — Ни еды, ни походной одежды. Далеко ты собрался? До Шаттовых посёлков ещё десять дневных переходов по дубраве. Чему я тебя учил, а, дубина?! Прости Свята Баженка! Остолоп!

Воин сплюнул и отвернулся от напряжённого юнца.

В этот миг что-то далеко-далеко грохнуло.

Удар был такой силы, что земля вздрогнула под ногами. Юный гард чуть лизуна не выронил.

Несколько стай пернатых болташек с криком взмыли над лесом. Заметались в высоте, оглушительно вереща. По дубраве словно волна прокатилась.

Воин моментально прыгнул к ближайшему дубу, подтянулся на огромной ветке и растаял в густой кроне. Через десять долгих минут он спрыгнул на землю и, глянув в испуганное лицо юного гарда, выдохнул:

— Дым со стороны посёлка!

— Дядя Шале, на нас напали? — спросил гард, нервно сматывая плётку-лизуна.

Воин промолчал. Что попусту языком молотить? Пока не увидишь — не скажешь.

— Возвращаемся, — отдал команду старший. — Твои сапоги в мешке, Зу.

Он кинул парню походную котомку.

— Там же мазь возьми и лапищи свои обработай, а то до вечера ковылять будем.

***

Три человека мрачно разглядывали огромную глубокую канаву, что пропахала в поле круглая раскалённая каменюка. Дура с небольшой домишко размером. Вон — дымится на другом конце поля, уткнувшись в вывороченную гору земли.

— Мажики? — тускло спросил полноватый управляющий Рун, в раздумье пощипывая рыжую бородёнку.

Седой воин, стоявший слева, только вздохнул и тихо ответил:

— Ну, а кто? Ты себе можешь представить катапульту, что такими камешками кидается?

— Я могу, наставник, — влез в разговор старших юноша справа.

Оба мужчины раздражённо посмотрели на юного гарда.

— Так, Зу, — процедил пожилой воин, — иди переоденься, наконец! Хуже пьяницы в этом рванье. И лицо расцарапанное обработай. Брысь домой! Перед людьми стыдно…

Но парень упрямо поджал губы и остался на месте. Хотя покосился на толпящихся недалеко испуганных, но любопытных мужиков с бабами.

— Не надо мной командовать, — сквозь зубы произнёс подросток.

— Гард Зу-Тон, — с угрозой отчеканил Шале.

Парнишка фыркнул, развернулся на месте и с прямой спиной зашагал в сторону деревни. Управляющий Рун, круглый рыжеволосый мужичок небольшого роста, с улыбкой проводил взглядом обиженного юнца.

— Ты бы помягче с ним, Шале?

— Мягкостью воина не вырастить, — мрачно ответил мужчина. — Я обещал воспитывать гарда, а не подтирать ему задницу.

Рун рассмеялся в усы:

— Ну, если быть честным, то в первые годы именно задницу…

— Заткнись, — устало прервал его Шале. — Что там с кузнецом?

Оба глянули в сторону полуразрушенного каменного домика на краю поля.

— Живой, — отмахнулся управляющий. — Что этому бугаю сделается? А кузню дней за пять восстановим. Там ещё от удара пара сараев у речки сложились…

— В Академию мажиков сообщил? Правителю?

Управляющий лишь кивнул, изучая раскалённый небесный подарочек.

Сумерки тихо сгущались над полем. За спиной Шале и Руна на каменных улочках деревушки один за одним загорались факелы. А камень всё так же тихо чадил и светился в наступающей темноте.

— Вроде остывать начал, — проговорил тихо Рун, и поскрёб бороду. — Подойдем?

Но мужчины не успели с места сойти, как камень в конце канавы звонко треснул, взметнув в тёмное небо сноп искр.

Зеваки за спиной ахнули. Вздрогнувший Шале яростно обернулся к толпе жителей и рявкнул:

— Ну-ка пошли отсюда! Тут опасно! Идите по домам!

Толпа испуганно двинулась в сторону деревни, но не ушли, а замерли чуть подальше. В первых рядах, понятно, мужики. В простых рубахах и домотканых штанах. Хмурятся и перешёптываются о чём-то. Бабы за их спинами одеты ярко, но также просто — летом и сарафана достаточно. Многие держали за руки чумазых весёлых детей, чтобы не путались под ногами. И все вместе тянули шеи, стараясь ничего не пропустить.

Камень трещал всё громче, стреляя искрами и раскалёнными осколками. Управляющий и старый воин непроизвольно пригнулись, внимательно наблюдая за происходящим. Вот куски камня посыпались на дно канавы. И из дыма и пыли показался ослепительно белый шар.

—Только не это, горбун вас побери! — выругался Шале, всплеснув руками.

— Ты знаешь, что это? — удивленно глянул на него управляющий.

— Звёздные путники, что б им!

— Кто? — воскликнул звонкий голос из-за спин мужиков.

Шале только закатил глаза, а Рун обернулся к юному гарду, уже торчащему сзади. Парнишка тихо вернулся, переодетый в чистое. Даже умытый и причёсанный. Значит, кормилице попался по дороге.

Объяснить ему наставник ничего не успел. На вершине белого шара зажегся столб света, ткнувший иглой хмурое небо, и появилась невысокая фигурка человека. Гость аккуратно съехал по боку шара на дно канавы. Немного попрыгал, разминая ноги. Следом за ним на землю скользнули ещё двое. Пришлые посовещались и двинулись по дымной канаве в сторону местных.

Снова зеваки за спинами хозяев поселения ахнули и отбежали подальше. Стоящие по обе стороны от Шале управляющий Рун и юный гард тоже дёрнулись, но заставили себя остаться на месте.

Только седой воин спокойно и мрачно разглядывал пришельцев. Все заворожённо следили за непонятной троицей, пока те шагали через поле, легко перепрыгивая через дымящиеся тут и там осколки камня и вывороты земли.

Рун не сразу понял, что ему рычит Шале.

— Рун! Протокол! — чуть не рявкнул воин и больно пихнул управляющего локтем.

— А? — дико глянул на него друг. Но быстро пришел в себя и застонал: — Не помню фразы, Шале! Не помню…

— Я помню, — отчеканил Зу и шагнул вперёд, гордо выставив тощий исцарапанный подбородок навстречу Звёздным гостям.

***

— Дети, Шале? — изумлённо шептал управляющий.

— А сам не видишь, что они не старше нашего балбеса-гарда? Выглядят лет на 15-17. Боюсь, хреново будет нашей Живице.

— С чего бы? — с удивлением спросил Рун.

Прошло уже пара часов с момента приземления. Всё сказанное по протоколу встречи Звёздных путников прозвучало. Гостей пригласили в деревню, привели в пиршеский зал небольшого трактира, что держал управляющий. Вежливо и предельно радушно, как того требовал протокол.

Пришельцы неплохо и сами говорили на языке Гардарии. Правда, медленно. Иногда наклоняя лысые головы к тощим плечам, словно к кому-то прислушиваясь.

«Шептуны!» — вспомнил старый воин. У путников в ушах маленькие амулеты-помощники. Много зим назад он такой же держал в руках. Забавная штука — пока в ухо не засунешь, не слышно, что он там бормочет.

— Но какой идиот пустил в путешествие меж звёзд детей? Одних? Без оружия, без защиты… Да их любой идиот …

— Рун, — отмахнулся мужчина от бормочущего толстяка, и грузно уселся за дубовый стол, — не смотри, что у них простая одёжка на вид. То подделка, чтобы мы не пугались — их платья выдерживают огненный удар сотни мажиков.

— Откуда ты…

— Ты же помнишь, друг, что зим двадцать назад я служил при Правителе?

— А, — вспомнил управляющий, подтаскивая к себе миски с мясом, что выставила перед ним девушка-помощница, — тогда кто-то да… Прилетал… Ах-ха…

— Такие же путники и прилетали, — кивнул воин и отхлебнул пива из глиняной кружки. — А вот пояски их кожаные видишь, да?

Оба покосились в сторону гостей, весело шептавшихся о чём-то с юным хозяином деревни Зу.

— Это у них ядрёные амулеты, что могут пол дубравы снести за мгновение.

— И детей с такими игрушками отпускают одних? — ошарашенно вытаращился на воина Рун.

— Потому-то мы должны быть с ними предельно вежливы, — мрачно покачала головой Шале. — Им можно всё. Не приведи Святая Баженка, рассердим чем или обидим.

Управляющий зябко передёрнул пухлыми плечами.

— Но, к счастью, путники и сами довольно умные и спокойные ребята, — успокаивающе проговорил воин. Прожевал кусок мяса, запил его, и задумчиво закончил: — Правда, у Правителя взрослые были… А тут…

Оба грустно посмотрели на Звёздных подростков в белых одеждах младших гардов. Был у них до этого один аристократ. А теперь сразу четверо.

Гостей усадили на лучшие места — по обе стороны от молодого хозяина деревни. На места, где раньше сидели только наставники — Шале и Рун. Двое из путников явно парни — мускулатура видна, лица грубоватые, тяжёлые. Хоть и тощие все. Жуть! А вот рядом с собой Зу усадил третьего гостя. Точнее, гостью. Лысая девка с мягкими чертами лица и большими карими глазами. Даже где-то симпатичная.  

То-то юный гард прям хвост распустил — раскраснелся весь, глазёнками постреливает, смешные байки на ушко рассказывает, подкладывая гостье вкусные куски на тарелку… Что делается?!..

Воин в который раз помянул Горбатого сквозь зубы и потянулся за кувшином с вином.

***

Деревня Живица существует уже не одно столетие. Основанная когда-то охотниками, постепенно выросла в небольшое поселение на сотню дворов. Домики поставлены как попало, все каменные. Даже двускатные крыши из плоских тёсанных камней. Мебель в домах дубовая, тяжёлая, под стать стенам.

Расположилась Живица у подножия Тарашина хребта, одним краем захлёстывая на склон. Да высоко так — почти на три сотни метров вверх. Другим — растекаясь по небольшой долине, что сами охотники и отвоевали у дубравы. Несколько небольших полей тянутся до горной речушки в низине, бегущей в узком каменном ущелье. Это Трязинь — речка гордая и ледяная, опоясывает гору по южному склону, заодно и прикрывая Живицу от разного лесного зверя.

Люди здесь живут спокойные, привыкшие к размеренной жизни и тишине. Потому эдакое шумное появление Звёздных путников стало для деревни главным событием года. А интересное событие можно и отметить, так?

На следующий день, когда гости выспались в домике управляющего Руна, деревня решила гульнуть хорошенько. К обеду на главную площадь притащили столы и лавки, принесли полные корзины снеди, да кувшины с домашним вином.

Ближе к вечеру, веселые и осоловевшие от еды и вина, жители устроили пляски и игры для молодежи.

Гости в этих забавах участия не принимали, сколько бы их Зу ни уговаривал. Сидели за столом и, сперва потыкав пищу какой-то полупрозрачной палочкой, аккуратно ели, с любопытством разглядывая людей.

А вокруг прыгали смешливые девчата с парнями под дудки и барабанчики местных музыкантов. Под ногами носилась визжащая от счастья детвора, а на лавках сидели степенные взрослые. Хотя кто-то уже и под лавкой степенно отдыхал.

— Ну, давайте чуть попляшем, — не унимался Зу, вытягивая за руку из-за стола девушку-путницу. — Смотрите, как всем весело?! Ну что вы?

Та же аккуратно выдергивала ладонь и не двигалась с места, вежливо улыбаясь надоедливому длинноволосому юнцу.

— Мы иначе веселимся и отдыхаем, — пояснил со смешком один из лысых гостей. — Хочешь, покажем?

— Давай! — тут же согласился Зу, обрадованный, что хоть чуть расшевелил гостей.

Он на пятке развернулся к плясавшим людям и что-то громко гарнул, хлопнув три раза в ладоши. Музыканты остановились, а за ними и немного угомонилась молодёжь.

— Дорогие мои односельчане, сейчас наши гости, Звёздные путники, покажут, как веселятся у них дома. Хотим посмотреть?

— Да! Хотим! Ага! Давай! — загомонила молодежь, кивая и хлопая в ладоши. Им же вторили и взрослые на лавках.

Все трое гостей мягко встали из-за стола и пошли к центру площади сквозь расступающуюся толпу.

Неожиданно для себя наставник Шале напрягся, наблюдая со своего места за идущими гостями. Что-то внутри сжалось от дурного предчувствия. Он медленно встал с лавки и с прищуром следил за лысыми подростками.

В это время два юноши и девушка остановились, повернулись к столам. Совершенно без улыбок они посмотрели на всех собравшихся.

Затем один из пришельцев сунул руку в кармашек на груди и выудил на свет небольшой металлический шарик. Покатал меж ладоней, словно разогревая и, размахнувшись, швырнул его строго вверх.

Серебряная звёздочка взмыла в воздух и ослепительно взорвалась зелёным огнём, ослепив всех на мгновение. Многие дернулись от неожиданности, кто-то вскрикнул, а один из малышей заплакал.

Зу тоже досталось — аж глаза заслезились. Какое-то несмешное веселье у Звёздных путничков. Он хмуро посмотрел на гостей, но перед глазами, прямо в воздухе, повисла ярко-жёлтая надпись:

«Подключение через 15 секунд. Постарайтесь сесть и расслабиться. 14…13…12…»

Зу замахал перед носом руками, стараясь отогнать странную надпись. Краем глаза заметил, что и стоящие рядом люди стали размахивать руками, словно отгоняя рой шерешни.

Некоторые закричали в панике:

— Что это? Уберите?! Что за дрянь горбатая?!

Завизжали какие-то девки, но Зу их не слушал, уставившись перед собой…

«…04…03…02…01. Спасибо, что играете с нами!»

И на деревню опустилась тишина.

Все, кто кричал, плакал или размахивал руками, вытянулись столбиками. Замерли. Рядом встали несколько мужиков, что до этого тихо спали под лавками. Остановились и выпрямились в своих домах те, кто не любил общие гулянки.

Тишина. Полная. Лишь слышно журчание Трязини внизу, да щебет птиц в дубраве. Тишина.

— Наконец-то этот сумасшедший дом закончился, — выдохнула звёздная гостья, проходя меж замерших людей к столу. — Думала, может что новое увидим, неординарное. Местный колорит какой…

— С чего бы? — отозвался один из её соотечественников, шедший следом. — Всё такой же примитив и обезьяньи пляски под дудки. Ты слишком оптимистична. Ладно, пора уже прокачивать навыки.

Зу слышал их разговор, но не мог пошевелить даже глазами. Он дико кричал от паники и страха, рыдал и колотился внутри своего сознания, но внешне стоял, как стоял. Абсолютно неподвижно, как все люди вокруг.  А перед глазами висела новая жёлтая надпись:

«Подгрузка квестового сценария. Ваша роль не определена. Ждите…»

А над площадью так и висел небольшой металлический шарик, медленно крутясь в воздухе. Он чуть дымил зеленым туманом, что струйками разлетался по всей деревне.

Живица замерла, и только крутился над площадью шарик, а внизу между людей бродила лысая троица, с любопытством разглядывая местных.

— Это всегда так забавно! — со смешком сказал один из парней, пониже всех ростом. — И жутковато. О! Сейчас начнётся!

Внезапно над площадью прозвучал громкий женский голос:

— Внимание! Атака монстров! Вниманию жителей Живицы! Воинам приготовиться к защите! Внимание! Атака монстров!…

Зу даже прекратил истерить, прислушиваясь к странному голосу откуда-то с неба. Что за горбатый? Что происходит?

Тут же подросток почувствовал, что может управлять телом. Немного, но может — по крайней мере головой вращать получилось. Он с ужасом стал оглядываться.

Люди вокруг тоже закрутили головами, и вдруг, словно кто-то отдал команду, рванули в разные стороны, разбегаясь по домам. В полной тишине, только дробный стук башмаков по камням. На площади осталось лишь несколько человек. Это сам Зу-Тон, оба его наставника — Шале и Рун. Чуть подальше стояли парни из деревни. Ну и сами Звёздные путники сидели на столах, болтая ногами.

А, нет — ещё старый Крэ остался, не убежал. Этот пьянчужка скорее всего ещё не пришёл в себя. Дедок подслеповато щурился и крутил нечёсанной головой по сторонам. Но вдруг Крэ приосанился и, раздвинув плечом молодых, величественно вышел вперёд. Встал прямо по центру теперь уже пустой площади.

— Воины, — пророкотал Крэ странным голосом, коего у старика в жизни не было. — Наш дом в опасности! Защитим деревню!

— О! — спрыгнули со стола путники. — А вот и квест!

И зашагали в сторону Крэ. Тот молча ждал, когда подростки в белом подойдут, и снова загудел, зарокотал:

— С нами Звёздные рыцари! Мы спасены! Готовы ли вы, рыцари, взять в руки мечи и изгнать монстров за реку?

— Ага, — пробурчал ему в ответ один из лысых парней, жуя лепешку с яблоком. — Готовы… Чо уж…

Зу таращился на эту сцену, с трудом соображая, что именно происходит. В дубраве отродясь не было никаких монстров. Рогачи могли драться, особенно когда защищали самок и молодняк. Зимой волчары опасны, если стаей. Но монстры? Какие монстры?

И, словно в ответ его мыслям, где-то внизу у реки раздался многоголосый вой и визг. Все, кроме пришлых, вздрогнули и повернули головы в сторону Трязени.

Дедок Крэ продолжил:

— Принесите мне по сорок шкур монстров, и я щедро награжу вас игровыми бонами. Да мечи эти зачарованные вашими будут.

Он вытянул вперёд сухую руку-лапку и в воздухе перед ним появились три двуручных меча, сверкающе на солнце стальными гранями.

Шале и Рун вытаращились на старика. Крэ мажик? Никогда не замечали. Ах он старый…

Звёздные подростки радостно разулыбались и, дружно развернувшись, ускакали вниз по мощёной камнем улице. Прямо туда, где орали и бесновались какие-то неизвестный монстры.

— А теперь, защитники деревни, надо помочь Звёздным рыцарям! — чуть не проорал дедок Крэ, развернувшись к оставшемуся народу на площади.

— Воевода, — ткнул он пальцем в сторону Шале, — бери этих бравых молодых людей, вооружи хорошенько и помоги нашим друзьям!

Шале тоже подал голос, хотя лицо при это было совершенно ошалевшее:

— Слушаюсь, господин маг! Воины, за мной! Пришло время открыть оружейную!

«Какую оружейную?» — жалобно спросил себя Зу, в полной панике. — «У нас нет никакой оружейной!»

Но его тело вдруг двинулось следом за уходящим наставником и земляками. Заметив его, Шале затормозил и обернулся:

— Сынок, тебе пока рано ещё брать меч! Останься дома, позаботься о матушке.

— Но отец? Я столько готовился! Столько тренировался! — заорал Зу-Тон со слезой в голосе. — Ты пойдешь воевать без меня?

А внутри себя Зу замер от шока — его тело говорило и делало всё само собой, без участия… хм… хозяина. Словно стал он каким-то сторонним зрителем.

— Я сказал «нет», сын! Не позорь отца перед честным народом! — рявкнул Шале и пошёл следом за парнями с площади.

Юный гард уже ничего не понимал и лишь молился внутри себя Святой Баженке. Никакой Шале ему не отец, а просто наставник. Конечно, любил его Зу не меньше погибшего отца, но… Да и матушки у него отродясь не было, только кормилица… Но тело жило своей жизнью.

— Всё равно я пойду биться с монстрами! Это наш дом! — заорал гневно подросток и сорвался с места, побежал следом за Звёздными воинами. — Горбун их сожри, уродов!

Сам Зу внутри лишь печально вздохнул, принимая неизбежное, и подумал: «Ну ты хотя бы лизуна достань, дурило! Голыми руками, что ли, сражаться будешь?»

От самой деревни до каменного моста, что был перекинуть через речку Трязень, Зу добежал быстро. На мосту уже кипел бой.

Со стороны леса накатывала волна… махнуш? Эти ласковые и пугливые зверьки-толстячки теперь стали размером с хорошего матёрого волчару — по колено взрослому человеку.  Их словно покусал кто бешеный — они визжали, подвывали и пытались прорвать оборону деревни. Три путника в заляпанном кровью белом радостно орали в ответ и азартно крошили врагов направо и налево широченными огромными мечами. Откуда они их взяли?

Зу покрутился за спиной рыцарей, не зная куда приткнуться. Лизуна он все-таки достал, но для размаха ему нужно место — это ж трёхметровый кнут.

В этот миг часть монстров попрыгала в воду, стараясь обойти мост. Большинство зверей тут же унесла прочь река, но кто-то из тварей смог перебраться. Теперь же они судорожно карабкались по камням ущелья, толкаясь и отшвыривая друг друга с дороги. Кто-то уже выбирался наверх.

Тут-то их и встретил радостный юный гард, стегая по толстым мордам кнутом из металлических чешуек. Одних сбивал вниз, других убивал на месте. Даже Зу внутри поддался азарту драки и почувствовал своё тело полностью. Что странно — сейчас он с плетью творил просто какие-то чудеса, хотя никогда мастером лизуна не был. За что частенько перепадало от наставника. А тут всё получалось так легко и здорово, что душа пела. Наставник мог бы им гордиться!

Подросток крутился юлой за спинами Звёздных рыцарей, что намертво держали мост, и радовался бою. Никогда ещё в его жизни не было такой замечательной драки — когда хлещет кровища, летят куски шкур и отрубленные конечности.

Нет, спарринги с наставником и драки с пацанами из деревни даже близко не стояли с настоящим, мужским кровавым боем!

Сколько времени прошло, Зу не отслеживал, но неожиданно монстры кончились. И на мосту никого из тварей-махнуш уже не было видно. Только лысые подростки деловито потрошили туши и о чём-то весело переговаривались. Такие же измазанные в крови, как и юный гард.

Зу-Тон устало уселся на ближайшую тушу убитого монстра и постарался вытереть подолом мокрой рубахи лицо от крови и какой-то слизи. В голове шевельнулось усталое: «А это была моя праздничная рубаха! Кормилица её вышивала несколько месяцев».

— Внимание! Вторая волна монстров! Воинам приготовиться! — Заорал дурной бабский голос с неба.

Зу вскочил на ноги и в ужасе попятился — от дубравы неслась лавина волчар. Но каких здоровых! Свежие монстры скачками неслись к защитникам деревни, и часть бежала совсем не к мосту, а сразу к берегу.

«Они спокойно перепрыгнут Трязень!» — запаниковал парень.

А Звёздные пришельцы коротко посовещались. В результате двое остались на мосту, а к Зу с радостным оскалом подбежала девушка-путник:

— Ну что, мелкий? Спляшем со смертью? Ты держи левый берег от моста, а я направо поскакала.

И девка убежала, размахивая своим мечом-оглоблей.

На гарда же накатила прострация. Он молча следил за скачущими волчарами и понимал, что не удержит их. Это не в человеческих силах.

Подросток застыл столбом и смотрел как несутся к нему звери. Вот уже один взмыл в прыжке в воздух, решив перемахнуть всё ущелье с рекой. Зу моргнул и очнулся, сжав рукоять кнута-лизуна.

Волчара не долетел до противоположного берега и рухнул вниз на камни. Тупой монстр! Но сразу несколько зверей поскакали вниз по камням, к воде. Уж саму речку они перемахнут легко.

— Откуда ты здесь взялся, сын! — рявкнул кто-то за спиной гарда.

Зу вздрогнул и обернулся. Сзади стоял наставник Шале с тремя односельчанами. Все с новыми мечами и в легких кожаных доспехах. Головы закрыты островерхими шлемами.

— Я защищаю деревню! — твердо ответил ему «сын». И с ним Зу был полностью согласен.

Шале хотел что-то ещё гневное сказать, но со дна ущелья выскочило сразу пять монстров и с воем кинулось на воинов.

Мечи воинов взлетели в воздух и обрушились на головы злобных тварей…

Ну что же, поскакали?

***

Вторую волну смогли отбить лишь в сумерках. Гард Зу-Тон держался позади всех, добивая прорвавших монстров. То за спиной отряда «воеводы», то помогал Звёздным путникам.

Когда твари кончились, он просто рухнул на землю от усталости, понимая, что больше не сможет двинуть ни рукой, ни ногой. Подросток лежал, глядя в темнеющее небо, и ждал поганого голоса с неба о начале третьей волны. Но шли минута за минутой, а гадская баба молчала.

«Спасибо, Свята Баженка».

— Зу, — склонился над ним один из парней. Тоже измазан кровью и мокрой грязью. На плече кровоточит рваная рана, шлем где-то потерял. — Зу, твой отец…

Гард сначала не понял о ком идёт речь, но вдруг сообразил и быстро поднялся на ноги.

Воин показал рукой в сторону группы подростков и опустил глаза.

Гард прыжками понёсся туда, оскальзываясь на кусках тварей и хлюпая по лужам крови сапогами. Ребята расступились, пропуская Зу-Тона.

На земле лежал наставник с развороченной грудной клеткой.

— Отец, — прошептал он, падая на колени около седого мужчины.

Один из деревенских сказал тихо над головой:

— Воевода сражался, как воин! И погиб как воин!

А Зу внутри сознания бесновался в слезах: «Какой воевода, дурачье?! Шале! Баженка Свята, Шале! Как же так?!»

Неожиданно над изломанным телом наставника заструился зеленый дымок с мерцающей пылью. Шале словно истаивал, превращаясь в туман. Струйки потянулись к небу и через мгновение на земле ничего не осталось. Зу провёл ладонью по смятой траве, встал с колен и произнёс, глядя в небо:

— Я буду тебя достоин, отец! Прощай!

Зу внутри лишь поморщился, но ему стало плевать на всё — накатило полное безразличие и отупение. Он оглядел знакомые лица ребят и зашагал обратно в деревню. Все двинулись следом. Звёздных путников нигде не было видно, и хорошо.

Когда группа молодёжи добралась до центральной площади деревни, там старик Кэр уже награждал за помощь лысых рыцарей.

Жители стояли по краям, молча внимая речам старика. Среди толпы торчал и рыжебородый Рун. Увидев парней, он внимательно оглядел их лица. Потом взгляд его заметался, и он с вопросом посмотрел на Зу. Понятно, что управляющий не обнаружил среди них наставника Шале и забеспокоился.

Гард лишь вздохнул и медленно покачал головой, отвечая на немой вопрос. Рун побледнел, но Зу уже отвернулся, разглядывая Кэра и долбанных путников.

— … вашу помощь я награждаю Звёздных рыцарей тремя мечами стихий. Огонь, Земля и Вода…

Лысые путники весело ухватились за висевшие в воздухе мечи и начали размахивать ими с одобрительными возгласами:

— Здорово! Вещь! Это стоило такого сложного квеста! Ой, все обзавидуются!

Болтая между собой и прикалываясь, путники ушли с площади. Только девушка, проходя мимо подростка гарда, щелкнула того по носу:

— Вот так мы веселимся, мелкий! Ха-ха!

А жители как стояли в тишине, так и стоят, только глаза шевелятся, да кто-то головой осторожно крутит. С места же сойти никому не удаётся. Даже старик Кэр в центре площади замер, тяжело дыша.

Они так и стояли какое-то время, пока над деревней не раздался тонкий свист и не пролетел над крышами белый шар. Полетел куда-то на юг и исчез в сумеречном небе.

У Зу перед глазами высветилась жёлтая надпись:

«Отключение от сценария! Спасибо за игру!»

И его отпустило. Подросток бессильно рухнул на камни площади. Вокруг него так же попадали люди, поднялся крик и вой.

Долго стоял шум и плачь над площадью, пока управляющий не взял себя в руки и не стал наводить порядок. Его круглая плотная фигура металась между групп людей, раздавая указания мужикам, успокаивая паникующих баб и старух.

Но до спокойствия было ещё далеко. О чем-то тихо скулил и плакал старенький Кэр, сгорбившийся на булыжниках мостовой. А Зу стоял рядом с ним и пристально смотрел вверх, задрав голову, на проклятый металлический шарик, что так и висел над площадью. Дрянь, из-за которой всё и началось.

— Отойдите все подальше, — скомандовал парень, вытаскивая лизуна. — Попробую сбить!

Звякнул по камням кнут, свистнули в воздухе чешуйки, но длинны явно не хватало.

Но Зу всё бил и бил. Раз за разом пытаясь достать, безостановочно щелкая по камням. Ещё и ещё раз!

Даже когда управляющий Рун попытался его урезонить, он бил!

Ещё и ещё раз! Ещё… Ещё раз… Ещё…

© Аркадий Рэм.
Москва, январь 2020

Писатель-фантаст, дизайнер, 44 года, Москва

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Back To Top