С грустью глядя в затылок брата, Стёпа медленно застегнул комбинезон и дважды аккуратно проверил спас-набор. На сутки этого хватит, а больше ему времени не дадут.

Никита впереди зло цеплялся за штурвал управления воздушным скутером, борясь с ветром и взбесившейся природой.

— Прости, — еле слышно произнёс ему в спину мальчишка и дёрнул на себя рычаг грузового люка в полу. В лицо ударил ветер, сбивая дыхание и поднимая русые волосы подростка дыбом.

Брат только начал поворачиваться на шум, а Стёпа уже сиганул вниз — в бушующую темноту, в дождь и ветер.

Через несколько секунд тяжёлые чёрные волны с удовольствием проглотили тоненькую фигурку в оранжевом костюме.

За несколько дней до прыжка

Планеты расстаются со своими тайнами нехотя. Семерик не был исключением из этого правила. Хотя, казалось, земляне изучили планету вдоль и поперёк, но всегда оставались загадки, что будоражили воображение любого человека.

Старшие постоянно судачили о разном, пересказывали небылицы, которые в итоге обрастали фантастическими деталями. Любой мечтал найти на Семерике что-то новое и потрясающее. И это взрослые, а что уж говорить о Степане, которому едва стукнуло тринадцать?

Под вечер очередного рабочего дня в лабораторию заглянул полковник Ворсин. Крупный мужчина с заметным животиком, который он постоянно пытался втянуть. Короткий ёжик волос уже с проседью, но взгляд из-под бровей всё такой же яркий и весёлый, как у срочника.

— Молодой человек, — строго произнёс военный, задрав правую бровь и нависнув над Степаном, — а не пора ли вам в отпуск?

Грозный такой, а сам тихо улыбается в мохнатые усы. Стёпа только пожал плечами и выдавил неуверенно:

— Я ещё не закончил расчёты по пятому пакету данных…

— Расчёты расчётами, — перебил его мужчина, — а молодой человек не должен торчать за компьютером круглосуточно. Слушайте приказ, Старший аналитик исследовательского отдела — сегодня доделываете оставшиеся задачи, а с завтрашнего утра и на неделю вы — в отпуске. Вы уже два месяца здесь торчите безвылазно. Чтоб завтра духу вашего не было на базе!

— Но, — растерянно протянул мальчишка, моргая белёсыми ресницами, — а куда?

Ворсин почесал горбинку на носу и усмехнулся:

— На Семерике масса туристических зон. Выбирайте и отправляйтесь.

Стёпка неловко поднялся из-за рабочего стола, оглянулся на девушек-лаборанток, что с любопытством прислушивались к разговору, и чётко гаркнул:

— Есть отправиться в отпуск, товарищ полковник! — И уже тише: — А можно на сотую параллель? Тут есть легенда…

— Белая башня? — с усмешкой спросил начальник, сдерживая смех.

Степан весело закивал.

— Если тебе хочется провести отпуск в холодной солёной воде, дело твоё, — махнул рукой полковник.

Стёпка пискнул от радости и стал приплясывать на месте, изображая какой-то туземный танец. Люди в комнате рассмеялись от такого детского проявления эмоций. Сколь бы крутым ни был юный вундеркинд-математик, он всё равно оставался ребёнком.

Утром на сборы ушла пара часов. Подросток скинул на височный имплант всё, что нашёл в сети о Белой башне. Покидал все нужные и не очень вещи в грузовой отсек воздушного скутера.

Аривус, местное солнце, заливал всё вокруг жёлтым, раскрашивая базу и стеклянные купола корпусов праздничной медовой акварелью. Редкие безлистные деревья-хлысты медленно качались в высоте, поблёскивая чешуйками в лучах восходящего светила.

Мальчишка уже собирался вылетать с базы, как около скутера появился полковник Ворсин. Из-за плеча военного сонно поглядывал старший брат — Никита. Такой же русоволосый, как и сам Стёпа, но брови намного гуще.

Упс! Подросток недоуменно посмотрел на начальника. Брату он очень обрадовался — парни редко виделись, хотя и служили на одной базе. Никита в свои восемнадцать готовился стать офицером, а Стёпа… Стёпа работал в лаборатории.

Но когда дорожки братьев пересекались, то Никита чаще строил каменное лицо и делал вид, что они незнакомы. Первые дни после прилёта на Семерик младший забегал к брату в казарму, но получал подзатыльник и моментально оказывался за дверью.

В конце концов Стёпка обиделся и вообще перестал появляться вблизи учебных корпусов. Только иногда из окошка наблюдал за учениями курсантов.

И вот тебе, здрасьте…

— Привет, — сдавленно мяукнул младший, настороженно поглядывая на Никиту.

А будущий офицер вдруг криво улыбнулся:

— Ну привет, мелочь! Думал, халявный отпуск один проведешь? Не тут-то было!

— Угу, — кивнул полковник, — это, Стёпушка, чтоб вы не нашкодили чего лишнего в океане. Слушайтесь старшего брата, хорошо?

Озадаченный вундеркинд лишь кивнул. Ворсин сделал шаг назад и махнул парням:

— Кыш отсюда, молодые люди! Чтобы я вас до конца недели не видел!

— Есть, товарищ полковник! — гаркнул курсант Никита, и, молодецки хекнув, скакнул на водительское кресло скутера.

Стёпа засуетился, полез на задние места, почему-то счастливый. Пока устраивался, думал, можно ли обнять брата или он опять зарычит? Но он так соскучился по вредному Нику.

Колпак кабины мягко пошёл вниз и захлопнулся. Скутер рванул в небо, а Стёпа весело вскрикнул, вдавленный перегрузками в сиденье.

Большое приключение

Начиналось всё весело. По рассказам свидетелей и собственным расчётам Стёпе удалось определить наиболее вероятные координаты затопленной Белой башни. Он разбил участок на квадраты и принялся горстями высыпать в бирюзовые волны шарики подводных дронов.

Металлическая братия стайкой мальков процеживала океанские глубины, часы бежали за часами, но пока впустую. Океан Семерика сонно колыхал полупрозрачным брюхом и своих тайн открывать не торопился.

Иногда к скутеру прибегали по волнам паучки-водомерки. Эдакие пушистые шарики человеку по пояс, с десятком длинных ломких ножек.

Пугливые существа близко не подходили к людям, а любопытничали издалека. Стёпе не было дела до этих животин — паучки давно изучены ксенологами.

Мальчишка думал о Башне, проверял и перепроверял собственные расчёты. Иногда тихо разговаривал с ней, как с другом. Звал её, просил не прятаться, но впустую.

Старший брат ему не помогал. Поиски всякой ерунды его не интересовали. Чаще он потешался над младшим:

— Что, математический гений, не можешь найти подводные развалины? Потому что, мелкий, теория и практика — это две большие разницы!

В общем, будущий офицер просто весело отдыхал — купался, нырял с поднятого в воздух скутера, часами трепался по связи с какими-то девушками да оглушающе громко слушал музыку.

В отличие от брата Стёпа всё больше грустил и, словно подслушав его тоскливые мысли, на четвёртый день пришёл шторм. Налетел из-за горизонта чернотой и страхом. Десятками закрутились тонкие торнадо, соединяя волны и тучи водяными канатами.

Скутер швыряло из стороны в сторону, мешая верх и низ. Наконец, взмыленный Никита не выдержал и прошипел, вцепившись в рули управления:

— Всё! Возвращаемся, к собакам!

— Но мы же ещё не всё проверили!? У меня дроны в воде! — жалобно воскликнул Стёпка.

— А не всё в жизни бывает, как тебе хочется, мелкий! — огрызнулся уставший брат и повёл воздушный катер прочь от сотой параллели.

— Нет! Ну, пожалуйста! — взмолился Стёпка, до конца не веря, что всё закончилось. Что поиски завершились из-за какого-то дурацкого шторма. — К утру всё утихнет! Ни-и-ик!

Но что для будущего офицера мольбы пацанёнка?

***

Они летели обратно уже несколько часов. Большое приключение закончилось ничем. Их постоянно нагонял шторм, заставляя старшего брата судорожно сжимать штурвал и зло чертыхаться под нос.

Напряжённая спина Никиты словно говорила, что лучше его не трогать. Футболка курсанта на спине натянута так, что может порваться. Очень злой и уставший от многочасовой тряски брат.

Стёпка хмуро смотрел в спину старшего, вжавшись в одно из задних кресел. Да, Никиту лучше не трогать, но…

— Ни-ик…

— Я сказал, молчи! — рявкнул брат, не оборачиваясь. — Лучше молчи, не лезь под руку!

— Но мы же… Три квадрата осталось…

— Я тебя ща выкину за борт, на фиг!

Мальчишка тоскливо вздохнул и уставился в окошко — смотреть на брата не было никаких сил. Так бы и стукнул чем-нибудь тяжёлым. За бортом мало что видно — колпак кабины залит дождём.

Но изредка всё же проглядывал тёмный океан Семерика. Скутер братьев летел метрах в ста над поверхностью, морщинистой от ветра и волн. Из-за плохой видимости Никита больше шёл по приборам.

Они возвращались на базу, а Белая башня осталась где-то там, позади. С каждой милей всё дальше и дальше, в глубине океана.

Стёпка часто-часто заморгал намокшими ресницами и уткнулся носом в сумку, лежащую на коленях.

— Ничего, вырасту… Безо всяких там сюда прилечу! — тихо шептал мальчишка, шмыгая носом.

Тут ему пришла в голову интересная мысль. Стёпка вытащил из рюкзака именные часы-навигатор, что подарил ему при встрече полковник Ворсин.

Парень помнил, с какой завистью поглядывал на подарок его старший брат. Как хмуро отворачивался, когда младший играл со всевозможными режимами часов, раскидывая информационные окошки голограммами в воздухе.

Подросток перегнулся через плечо Никиты и положил на приборную панель часы полковника.

— Чо? — не понял старший.

— Вот, — выдохнул Стёпка, кусая губу. — Только давай вернёмся, а?

— Офонарел? — воскликнул Никита и зло сбил часы на пол. — Думаешь, русский офицер меняет свои решения из-за каких-то цацек? Ты совсем больной на голову?

— Ты ещё не офицер, — ляпнул младший и откинулся на спинку сиденья, зажмурился. За такое могло и прилететь.

— Ты, балбес, думаешь, что всё всегда должно быть так, как ты хочешь. Приучили на свою голову! Стёпочка — вундеркинд, Стёпочка — математик! Как же ты меня достал!

Никита снова вцепился в штурвал, выравнивая машину.

— Все с тобой носятся, как с писаной торбой! Нифига! В жизни не всё так просто, понял? — рычал старший брат, щёлкая кнопками. — Надо же, такую малявку взяли на внеземную базу! Математиком-аналитиком! Курам на смех! — И Никита горько рассмеялся. — Я просил о переводе в здешнюю учебку почти год! А как узнали, чей я брат, так без разговоров перевели. Въезжаешь, да? Я уже никто. Пустое место. Тупо брат гениального сопляка! Гадство. Сиди теперь и не пищи! Я сказал — возвращаемся! И цацку свою лучше забери, придурок. Ты там пристёгнут? Разобьёшь башку – не ной мне потом.

Когда Никита так нервничал, то было лучше и правда помалкивать. Степан сжался на своём месте, затянув ремни безопасности.

Но старший брат через минуту молчания продолжил:

— А тут, поглядите на него, вздумалось ребёнку какую-то фигню в океане поискать – и тут же нате вам личный скутер! Срывают меня с занятий! Лети, говорят, нянчись! Я что, нянька?! Мне хватило проблем с тобой, пока ты в манеже скакал и подгузники пачкал. И не лезь ко мне больше — сиди и дыши через раз, пока я и правда тебя за борт не отправил, зараза!

После этих слов Стёпа ясно понял, что брата не разжалобить и приключение кончилось. Он вылез из кресла и протиснулся в грузовой отсек скутера, держась за поручни и спинки кресел.

Мальчик тоскливо посмотрел в затылок брата и натянул поверх одежды спас-комбинезон. Накинул на голову гермокапюшон. Дважды аккуратно проверил комплектацию — на пару суток этого хватит, а потом его найдут.

— Прости, — еле слышно произнёс младший, глянув на брата, и рывком открыл грузовой люк в полу.

Ветер с силой ударил в лицо, и в первый момент Степану подумалось, что прыгнуть не получится — лёгкого мальчишку просто вдует в скутер обратно. Но ничего — он справится. Застегнул на шее клапан капюшона и солдатиком прыгнул в люк.

Через несколько секунд волны проглотили его с головой.

Назад

Подросток глубоко ушёл под воду в облаке пузырей. Всплывать не стал, зависнув в лазурной глубине, чтобы Ник его не засёк. Автоматически включился обогрев костюма, и зашипели кислородные пластины на боках.

Над головой бурлило и клокотало, а здесь, на глубине – тихо и мирно. Стёпка через височный имплант проверил системы комбеза, отключив спас-маячок и связь, чтобы усложнить брату поиски.

Выждал около двух часов, читая книжку на голографической панели внутри надувшегося капюшона. Теперь можно и обратно двинуться, раз сразу не нашли.

А всё это время меж огромных волн, стен дождя и стегающих нитей торнадо раненой птицей носился скутер, пробивая носом гребни и выискивая хоть какие-то признаки оранжевого спас-буйка. Никита орал в кабине от злости, чуть ли не колошматя кулаками по пульту управления.

Немного утешало то, что мелкий дебил в спас-комбинезоне спокойно выдержит шторм, но всегда есть место случайности. Как только Ник представлял, что с его младшим балбесом что-то случится, начинали от ужаса ныть мышцы.

— Ты даже не догадываешься, что я с тобой сделаю, когда найду! — рычал курсант, вытирая злые слёзы со скул. — Ты даже не догадываешься!

А Стёпка уверенно возвращался на сотую параллель. Наверх так и не всплывал, боясь брата. Он плыл и плыл на глубине метров двадцати, позёвывая от скуки.

Темнота внизу, пустота по бокам. Сканеры костюма тоже ничего не видели в радиусе мили. Океан Семерика довольно беден на подводную живность. Над головой усыпляюще колыхалась поверхность, а за спиной мягко работала турбина.

Хотелось подремать, но спать сейчас нельзя — надо к утру успеть на сотую параллель! Чего бы это ни стоило. А что в его возрасте не поспать одну ночку? Да не вопрос.

Он упорно плыл, балансируя в мутной полудрёме между сном и явью несколько часов. Наконец, измученный штормом, ссорой и всеми приключениями, парень просто отключился. Стёпка заснул. Турбина мягко выключилась, гася движение.

Мальчишка замер в толще воды, лицом вниз. Руки и ноги, затянутые в комбинезон, обмякли. Фигурка, похожая на оранжевый рогалик, медленно покачивалась. Тишину изредка нарушала автоматика турбины, что удерживала хозяина на заданной глубине.

Через восемь часов имплант аккуратно разбудил подростка. Стёпка недоумённо закрутил головой, одновременно считывая показания спас-комбеза.

Он всё проспал! Он… проспал… Даже сил не было ругаться и психовать.

Мальчишка тоскливо посмотрел вверх, где сквозь уже спокойную поверхность океана пробивались прямые лучи Аривуса, создавая немного мультяшную атмосферу вокруг.

Стёпа присосался к трубке с едой и сделал пару глотков, хотя от огорчения питательная смесь показалась безумно отвратительной. Надо подниматься на поверхность.

Всё стало бессмысленно! Только взбесил брата и переполошил взрослых на базе. Скорее всего лишился места работы, и его вернут домой к родителям, такого идиота.

Через несколько минут парень неторопливо всплыл под чистое голубое небо Семерика. С шипением от пояса комбеза отвалился небольшой сверток и мигом развернулся в одноместный плотик, куда Стёпа нехотя забрался. Он включил все средства связи и навигации. Уже можно — пусть его находят, а то от океана порядком подустал. Хотелось на твердую землю.

Мальчишка расстегнул капюшон, откидывая его на спину, и набрал полную грудь свежего воздуха, в итоге закашлявшись.

Появилась стайка любопытных паучков-водомерок — пугливые, готовые при любом неосторожном движении землянина улепётнуть на все четыре стороны.

— Ну, чего прискакали? — угрюмо спросил Стёпка и глубоко вздохнул. — Цирк вам тут? Чешите отсюда.

Но паучки не уходили — крутились вокруг плотика. Близко не подбегали.  Стёпа от скуки наблюдал за ними, а они изучали мальчика.

— Вот веселу-уха, — уныло протянул Стёпка, перегнулся через бортик и черпнул ладонью воду, брызнув в сторону животинок.

Пушистые водомерки дружно прыснули в разные стороны, а мальчик коротко улыбнулся. Но тут же снова вздохнул, вспомнив о Никите. Как же ему влетит от брата, Стёпка даже боялся думать.

— Вот взяли бы и рассказали, где Белая башня, вместо того, чтобы на меня пялиться, — пробурчал мальчишка. — Явно же знаете!

Но, видимо, разглядывать яркое существо водомеркам нравилось больше. Плюнув на них, Стёпка уткнулся в голографический экранчик комбеза, читая подборку статей и незаметно снова погружаясь в дрёму.

Дёрнуться его заставило отчетливое «бульк» недалеко от плотика.

Стёпка закрутил головой, высматривая, что же такое булькнуло? Крупных хищников в океане Семерика не водилось. Интересно!

В этот миг мальчик заметил, что крутящихся вокруг паучков стало больше. Время от времени какая-то из водомерок резко подпрыгивала в воздух и с мягким «бульк» ныряла в глубину. Мальчишке стало не по себе.

—Эй! — крикнул мальчишка, — Ну-ка, брысь отсюда! Чего творите?

Тут же водомерки, словно по приказу, скопом подпрыгнули высоко в воздух и горохом посыпались в воду, исчезая в зелёных волнах. Миг — и вокруг опустело. Только бесконечный океан со всех сторон и оранжевый плотик в центре.

Стёпа перегнулся через борт и уставился в воду, стараясь понять, что же такое задумали животинки в глубине. Эх, сюда бы горсточку дронов!

Он долго смотрел вниз, но ничего конкретного не увидел. Только шея затекла и заныли плечи. Датчик комбеза показывал лишь скопление объектов точно под ним на глубине двадцати одного метра.

Через несколько минут Стёпа устало откинулся на дно плотика, и тут… Из недр океана всплыла Белая башня. Прямо под плотом подростка, подхватывая его своей вершиной.

Башня

Стёпка в ужасе заорал, вцепившись в силиконовые бортики. Дрожащими руками натянул на голову капюшон, цепляя мокрые волосы и почти выдирая их с корнями. Наконец, справился, застегнув клапан.

Башня, как огромное животное, с шумом и глубинным гудением вырывалась на поверхность, рассыпая мириады брызг вокруг себя. Во все стороны от неё хлынули огромные волны.

Мальчишка сжался на её вершине, ожидая каждую секунду, что сейчас сорвётся и грохнется вниз. Он перепуганным котёнком свернулся на дне плота, надеясь, что это скоро кончится, но пришедшая в голову мысль: «Это она! Белая башня!», — заставила распахнуть глаза.

Вроде бы пока никуда не падает, наоборот – поднимается всё выше и выше. Прямо к полуденному солнцу. Паренёк осторожно вытянул шею и посмотрел вниз. Башня, словно белоснежная скала, торчала посреди мелких, как ему казалось сверху, волн. Прозрачные ручьи сбегали по её пушистым бокам.

«Пушистым?!!»

Стёпка мотнул головой, не веря тому, что видит. Вся башня состояла из огромного количество паучков-водомерок, что, крепко переплетясь ножками, создали это странное сооружение. Экран комбеза показал 27 метров над уровнем моря, но ощущалось, что все сто.

Стёпка откинул капюшон, подставляя счастливую мордочку под лучи Аривуса, и весело рассмеялся. Он нашёл! Он всё-таки нашёл Белую башню Семерика!

Парнишка крутил головой, разглядывая чашу горизонта, пока не засёк вдалеке три чёрные точки.

— Это за мной, — вздохнул он, сдуваясь, словно воздушный шарик.

А потом перегнулся через борт и аккуратно притронулся к пушистому белому бочку ближайшей водомерки.

— Прячьтесь! Прячьтесь, пожалуйста!

Из меха выглянули три синих глазика и озадаченно поморгали, глядя на человека. Но Башня словно вздрогнула. По ней сверху вниз пробежала волна. Всё это циклопическое строение стало оседать в океан, тая кусочком масла на океанской сковороде.

В нескольких метрах от остатков Башни из-под воды выныривали уже расцепившиеся водомерки и шустро уносились прочь, перебирая длинными лапами. Стёпка со счастливым повизгиванием опускался вниз, безумно довольный неожиданным аттракционом.

Наконец, плот лёг на волны и закачался свободно. Рядом уже никого не было до самого горизонта — только мягкие лазурные волны и солнце в зените. Ай, нет! С гудением и свистом к нему неслись три крупных военных скутера.

Машины через несколько секунд были рядом и облетели Стёпку по кругу. Тот помахал пилотам.

Самый крупный спикировал вниз и упал рядом на воду, чуть не перевернув волной плот. Подрулил ближе к мальчишке. Распахнулся боковой люк, и несколько рук втянули подростка внутрь. Следом забрали плотик, и борт захлопнулся. Скутер со свистом взлетел вверх, устроив небольшой дождь из капель с днища.

После яркого солнца внутри казалось темно, но злое лицо старшего брата Стёпка разглядел сразу. Курсант выглядел неважно — весь какой-то помятый, взлохмаченный. Куда потерялся будущий офицер?

Никита схватил младшего за руку, развернул к себе боком и несколько раз смачно ударил его по заднице ладонью.

— Ты офигел? — пискнул перепуганный Стёпка, пытаясь вырваться. Но ничего больше сделать не смог, потому как брат притянул его к себе и крепко обнял. Плечи Ника странно подрагивали.

«Он что, плачет?» — изумлённо подумал мальчишка, осторожно обнимая брата в ответ.

***

Любая планета не очень охотно расстаётся со своими тайнами. Семерик исключением не был. Всем землянам хотелось найти здесь что-то новое и необычное, но не всем это удавалось.

Над океаном летели три военных скутера, возвращаясь на базу, а от них разбегались по зелёным волнам в разные стороны стайки паучков-водомерок.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

No responses yet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: