Мальчик лет десяти склонил голову к плечу и, прищурясь, посмотрел на закат. Закат был красив — красно-оранжевый такой. Парнишка где-то слышал, что если смотреть на закатное солнце, то глаза будут зоркими.

Солнце постепенно превращалось в большой оранжевый сугроб на горизонте, на планету опускались сумерки.

— Не-а. Рано еще для сумерек! Не хочется чегой-то. Стой-ка солнышко!

Мальчик хлопнул в ладоши, и солнце послушно замерло на горизонте, чем вызвало улыбку ребёнка, сидящего на прибрежном песке.

— Да, блин, Ярка! — тут же заголосил браслет на руке. — Не тормози планету, а то костей не соберёшь, брат!

Ярик опустил голову, поджал губы и прошептал в гаджет:

— Я с тобой не разговариваю, Сём. Чо надо?

Но ладонью махнул, и планета продолжила свой бег, поворачиваясь к солнцу другим боком.

— Экран включи, а? Я хочу тебя видеть.

— А я не хочу. Ты надоел мне, Сёмыч. Нудишь и нудишь. То не трогай, это не придумывай… Подгоняешь всё время, как старикашка какой-то! Вот чем тебе та гора не угодила? Ну, прикольная же получилась, а? Ну, честна!

Из браслета раздался явственный вздох:

— Яр, давай не будем опять, а? Хватит уже… Этой горе там было не место. Я бы тебе объяснил почему, но ты еще мало понимаешь в геологии… Ну вот — опять надулся…

— Ничего я не надулся. — Мальчик встал, отряхнул песок с коленок и побрел вдоль береговой линии, раскидывая босыми ногами мелкие округлые голыши.

Поддевал их голыми пальцами ног, загребая теплый песок, и швырял камешки в разные стороны. Брёл и пылил нещадно…

— Ты меня за глупого что ли принимаешь? Знаю я, что гора глупая была. Но красивая же? А ты вредина… Отключайся давай.

— Ладно, я вредина. — Миролюбиво произнес браслет. — Ярик, ну давай уже мириться, а? Я устал.

— Хорошо. Но только опять начнешь…

Браслет быстро заверил:

— Не начну! Обещаю!

Ярка включил экран браслетки и щёлкнул пальцем по голограммке, где возникла улыбающаяся рожица его друга Семёна.

— Привет, геоконструктор! — Радостно заорала рожица.

— Сам такое страшное слово. — Невольно улыбаясь, отозвался Ярка.

— Ну! Показывай — чего ещё нового наворотил?

Ярка поднял руку над головой, показывая Сёме морской горизонт с заходящим солнцем. Браслетка зажужжала, настраивая оптику.

— И это все? Просто море, скалы и песок? Пфэ! А где твоя фантазия пылится? Где огромные стеклянные животные, где бабочки с небоскрёб величиной? Чот скушно…

Ярка фыркнул.

— А так лучше?

Вся береговая полоса мигом покрылась голубым кафелем. Квадратики плиток разбегались во все стороны, растворяясь в сгущающейся тьме.

Сёмка захихикал:

— Ну, прям фантазия у вас, мой дорогой гениальный геоконструктор, так и льется из ушей. Ты там, на солнышке своем райском не перегрелся?

— Где ты солнышко увидел? Не видишь — ночер уже наступил… Кстати, и правда, быстро стемнело. Сейчас…

Кафель вновь сменился песком, а из-за скал выпорхнуло несколько сверкающих в темноте птиц с тонкими длинными шеями, огромными крыльями и трепещущими на ветру многометровыми хвостами.

Пляж тут же залило желтым дрожащим мягким светом.

— Вау… — Раздалось из браслетки. Опять зажужжала оптика. — Вот это круто! А я думал, что ты уже совсем выдохся. Давай еще что-нибудь.

— Угу…

Из песка рванули вверх несколько тонких прутов, распугивая кружащих над мальчиком птиц. Засверкали дорожками огней. На вершинах прутов распустились гроздья ярких кубиков всех цветов и оттенков.

Сёмка в восхищении молчал.

Ярка хлопнулся на песок и задрал голову, разглядывая качающиеся в вышине его творения. Лениво следил за медленно порхающих меж диковинных деревьев птиц.

— Ты молодчина, Ярик. Ну что? Завтра возвращаемся домой?

Ярка тут же помрачнел.

— Ты опять за своё? Ты же обещал…

Сёмкина мордаха на экране браслета придвинулась ближе:

— Ну что ты, как маленький, а? Полтора миллиона человек ждут, когда ты доделаешь эту планетку. Тебе не стыдно? Они уже месяц живут в звездолётах, в мелких каютах при искусственном освещении и гравитации… А ты тут разыгрался… Все готово было неделю назад, Ярик!

— Да ничего не готово! — Закричал Ярка прямо в монитор. — Ни-че-го не готово!!!! Они тут все затопчут, разломают, настроят тут…

— Ну, ты же именно за тем здесь! Людям некуда приткнуться. Они ждут… Я тебя не понимаю, брат! Знаешь, сколько проблем. И по тебе мама очень скучает.

— Врёшь ты все! Никто по мне, такому мутанту, не скучает. Я не хочу домой. Что мне там делать? Придумывать ничего нельзя! Шлемак этот защитный таскать все время и днём, и ночью. Все на меня пальцами показывают, будто я урод какой. Может, меня ещё в цирке будут показывать?

— Яр, я по тебе скучаю…

— Ой ли! — Всхлипнул Ярка. — Ты вообще на работе. Тебя приставили ко мне присматривать! А закончится задание, ты и не вспомнишь обо мне. Ты меня никогда и не видел вживую. Сколько тебе денег заплатят за это задание? А сколько получат мои папа с мамой? А может ты вообще виртуальный и на самом деле тебе лет 50?

— Пфа! Ну что ты за чушь несёшь? — Спросил грустный Сёмка. — Никто тебя уродом не считает. И как это я о тебе не вспомню? Я думал ты мне друг!

— А чего тогда на нервы капаешь? Чего подгоняешь? Планета ещё не готова…

— Подумай о других, а? Люди ждут!

— А обо мне кто подумал? Забросили меня тут одного!

— Блин! Ну ты же знаешь, что когда ты придумываешь, люди рядом выжить не могут! Такое сумасшедшее космоформирование!

— Да пошёл ты! Я никому не нужен и мне никто тоже! — Крикнул мальчишка, сорвал с руки браслет и зашвырнул далеко в море.

В неверном свете огненных птиц стоял на берегу пустынной планеты одинокий мальчишка. Он раздраженно дышал, медленно озираясь.

— Еще ничего не готово! — Шептал мальчик. — Всё испортят!

* * *

У экрана потухшего монитора сидел грустный парнишка лет пятнадцати. В комнату зашли несколько человек.

— Сём, ты не виноват. Ярка просто сорвался! Ты сам знаешь, что у них с психикой большие проблемы. — Сказал мужчина небольшого роста с большой залысиной и седыми висками. — Планету мы, скорее всего, потеряли. — Он натянуто улыбнулся. — Давай-ка отдохни минут восемьсот. Тебя ждут сеансы связи со Светой.

Сёмка поднял глаза на говорившего:

— Оставьте Ярку в покое, а? Дайте ему побыть самим собой. Пусть успокоится…

Мужчина помотал головой:

— Как он успокоится, то будем вывозить. Сейчас туда отправили пару автоботов. Не переживай. Вот уж с ним ничего не случиться. Это как бы он всю звёздную систему не разворотил, громовержец хренов.

— А можно я тоже за ним полечу? Ему будет проще.

Мужчина посмотрел на коллег. Те вразнобой пожали плечами. Седой почесал макушку.

— Там будет видно… Хотя опасно это…

* * *

С моря дул сильный ветер, далеко на горизонте шевелились огромные фигуры, ростом до самых туч.

Ярка отвернул лицо от ветра с брызгами.

— Никто здесь жить не будет. Никто. Я этим переселенцам другую планету придумаю. Пусть подавятся. А мою никому не дам. Это мой мир.

Парень набрал на поясном пульте комбинезона команду полного разворачивания. Тут же ткань укутала его с верху донизу. С шипением по ступням разлились подошвы.

Потом мальчишка щелкнул антигравом и взлетел в воздух.

— Пусть лучше здесь живут чудовища всякие.

* * *
Среди туч взбесившей планеты стремительно летел маленький опасный ребёнок.

Москва, 2003

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

No responses yet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: