Аркадий Рэм

Ловушки Нового года

Сначала по правым колесам. Та-ка-та! Отсечка! Теперь по левым. Та-ка-та! Отсечка! По видоискателям кабины… Та-ка-та!

Голова Светы работала как часы, весь мир сфокусирован на стрельбе. Она методично опустошала рожок по Ловушке тройками выстрелов, выдыхая в морозный воздух клубы пара. Ни одной лишней мысли – только задача, только точность. Никакой лишней эмоции! Никакой тоски, что уже прорывалась из глубины, мешая целиться.

Ни один из выстрелов не принёс заметного результата — гадина неуязвима и даже не замечала стрелка на пятом ярусе полуразрушенного небоскреба. Только лопались цветные шарики по верху кабины! Очень мешали прицелиться сверкающие цветные гирлянды, которыми увита машина. Та-ка-та! Отсечка!

«Ну сагрись, сагрись на меня!» — шептала девушка, отстреливаясь по инопланетному агрегату. Хотя бы отвлечь её от убегающих людей. Та-ка-та! Отсечка! Как слону дробина…

Ловушка резко прыгнула вперед, взметая за собой снежное облако. Клоунские головы на её боках радостно завопили и захохотали мерзко. В разные стороны ударили фейерверки. Но дрянь прыгнула не в сторону Светки, а следом за группой гражданских, удиравших прочь меж обледенелых развалин и гор мусора.

Ещё в воздухе машина расправила манипуляторы захвата с длинными вилообразными «пальцами», и бежавший последним полноватый мужик в ватнике был моментально пойман. Через мгновение Ловушка закинула кричащую добычу в небольшой кузовок сразу за кабиной и неспеша покатилась за остальными. Ещё бросок клешни, и вскрикнувший подросток полетел в кузов. Убегавшие рванули в разные стороны с удвоенной скоростью, спотыкаясь и падая. Но жатва продолжилась, и вот в кузов полетела очередная жертва, надсадно воя.

Чуть проехав вперёд, машина замерла, будто переваривая проглоченное. Развалины вновь залила жутковатая мелодия: «Jingle bells, jingle bells. Jingle all the way. Oh, what fun it is to ride…»

— Твою ма-а-ать, — сплюнула Светка и потянулась за рацией…

*  *  *

Появление Ловушек в канун Нового года стало для людей, измотанных трехлетним вторжением инопланетных тварей, последней каплей. Островки хоть какой-то организованной самообороны рассыпались карточным домиком. Паника перехлёстывала через край — жители городов просто разбегались тараканами и прятались по щелям. Остаткам военных приходилось чуть ли не силой выуживать людей из руин и уводить в подземные убежища. Чаще ценой собственной жизни.

Последние годы земляне вели безостановочную войну с инопланетной фауной. Однажды в воздухе, в паре метров над землей, словно лопнуло пространство, и из черной дыры повалили страхолюдные животные, чем-то похожие на мутировавших волков или тигров. Черные твари, размерами со среднего медведя.

Животные кучами вываливались из проколов пространства одновременно по всей планете. Так дальше и продолжалось с периодичностью неделя-две. Проколы случались только на улице — никогда в помещениях или под мостами.

Минут пять из рваной дыры в воздухе грудой выливалась визжащая куча животных. Падали вниз шерстяными мешками, но тут же вскакивали на лапы и разбегались в стороны, разрывая на куски и убивая всё живое. Да и друг друга тоже. Последнее как раз и спасало подчас людей.

С ними научились бороться, хотя постепенно и проигрывали территории, закрывшись в укрепленных убежищах с шипастыми крышами. По таким не побегаешь, даже если разрыв будет прямо над домом.

Недавно всё это кончилось. Как отрезало. Только человечество вздохнуло свободного, как появились Ловушки…

*  *  *

— Свет, уходи оттуда. Приём! — хрипнула рация. — Собирай бегунков по правой стороне.

— Иду уже, — коротко ответила девушка, аккуратно спускаясь на улицу. — Ловушка залипла. Может, успеем. Прием.

Она дико боялась этих машин. В отличие от них, живые твари были проще и как-то понятнее — просто бешеные безмозглые хищники, которых нужно отстреливать. Всё ясно. А машины эти… И, главное, сейчас придется пройти совсем рядом с такой.

Девушка выглянула из дыры в стене, что раньше была дверью банка, и тихо вздохнула. Погань стояла почти впритык к стене дома. Можно пробраться внутри здания, но какие там есть проходы — Света не знала. Или обойти дом с другой стороны, но гражданские убегут далеко вперёд и куда они попрячутся – большой вопрос. Времени ползать по развалинам нет.

Ничего не оставалось, как пробраться рядом с машиной — это быстрее всего. С трудом уняв дрожь в коленках, девушка-стрелок медленно двинулась вдоль стены, сжимая в руках автомат. Ясно, что не поможет, но… Хоть какая-то защита. Она мягко шагала, не сводя взгляда со сверкающей огнями гадины.

Ловушка, по идее, сейчас на паузе, и есть ещё немного времени. Нахватав несколько человек, они замирали на десять-двадцать минут. В этот момент можно было даже на них залезать, говорят. Но никто из знакомых Светы не стремился проверять этот слух — всех идиотов выбило ещё в первые годы вторжения.

Шаг, ещё шаг! «Тихо-тихо, радость! Джингл бэллс, ага… Пой себе! Меня тут нет, я просто проскользну мимо…».

Почти миновав машину, Света почувствовала, как напряжение покидает её. Но тут одна из клоунских голов на боку Ловушки повернула морду в сторону девушки и улыбнулась.

*  *  *

Когда из проколов пространства выпали не твари, а огромные машины, размером с хороший экскаватор, люди не сильно удивились, а просто залили всё пулеметным огнем и закидали бутылками с горючим. Земляне не ждали ничего хорошего от новых пришельцев. Радость хоть, что тварей больше не появлялось.

Ловушки, как их назвали позже, оказались увешаны светящимися гирляндами, почище старых электробусов. Из динамиков постоянно звучала рождественская музыка, а бока украшали хохочущие клоунские головы и пучки воздушных шариков. В метре над машиной постоянно мерцала голографическая надпись: «Исцеление! Спасение! Иди к нам!». Зрелище просто дикое и пугало до дрожи!

Самый кайф в том, что машины оказались неуязвимы — их не брало никакое земное оружие. Можно было сшибить только декоративные украшения. Ходили слухи, что где-то танк отстрелил одну из клешней. Врут, скорее всего.

Может, ядерную бомбу инопланетная механика и не пережила бы, но где взять бомбу? Максимум, можно завалить, обрушив сверху остатки дома или моста. Помогало временно — Ловушки расшвыривали препятствие и снова ползли вперед, сверкая обрывками гирлянд под хохот раздавленных клоунских голов.

Машины так же спокойно разрушали любые стены военных баз, убежищ, кроша бетонные заграждения. И весь этот шизоидный праздник для одной задачи — нахватать побольше людей и закинуть их в кузов. Что дальше было с пойманными— страшно даже представить. Единственный выход для землян — уйти под землю. Туда машины пока не лезли. Пока…

*  *  *

Когда ей улыбнулась клоунская морда, Света чуть не завизжала, но смогла удержаться и просто рванула прочь, хлопая подошвами берц по промороженному асфальту. Теперь только ноги могли спасти! Быстрей, подруга! Быстрей! Ну-у!!

Получилось! Фу-ух. У неё получилось — Ловушка осталась на месте и не гналась за юркой землянкой.

Пара минут на отдышаться за углом дома, и Света быстрым шагом двинулась дальше, иногда оглядываясь на врага за спиной. Стоит пока.

Свежие следы на снегу привели девушку к первой спрятавшейся группе гражданских — две тётки, закутанные в шубы, тихо подвывали от страха, сжавшись в общий комок под какой-то перекрученной железной конструкцией. Сверху их прикрывали искореженные листы профильного железа. Так себе укрытие.

— Привет! Тихо, не кричим… Я с базы. Спасатель. Давайте отсюда выбираться. Ловушка слишком близко.

Бабы с ужасом смотрели на девушку и не двигались. Светлана со вздохом приготовилась к долгим уговорам, как всегда бывает с перепуганными гражданскими. Но тут образовался неожиданный помощник. Между бабами завозился кто-то ещё, и наружу вылезла перемазанная мордашка мальчишки лет десяти.

— Ма-ам, тёть Лен, ну пошли! Пошли уже! Ну вы чего?! Это за нами же! Ну вылазивайте!

Он начал расталкивать женщин, и, наконец, те очнулись и по одной со всхлипами выбрались наружу.

Света быстро отчиталась по рации о найденышах, и уже вместе двинулись в сторону базы. Мальчишка, словно на буксире, тащил женщин за собой. Мелкий, укутанный в драную шубейку с капюшоном, пацан упрямо пёр вперед, хмуро поглядывая по сторонам.

«Растёт мужчина», — с улыбкой подумала Светлана, прикрывая группу сзади…

Они уже полчаса брели по улице, когда треск разорванного пространства ударил по нервам. Все в ужасе замерли, задрав головы. Мальчишка смачно выматерился, и Светлана была с ним полностью согласна.

Из прорыва медленно вываливалась новенькая Ловушка.

— Бежим в дом, — заорал пацан, и все рванули в сторону полуразрушенной пятиэтажки.

Пока машина пройдет прокол полностью, пока упадет вниз и придет в себя от перемещения — небольшой шанс есть. А ещё лучше будет, если…

— Тащи их в дальний подъезд и ищите подвал! — прокричала Света на бегу парню. — Я уведу Ловушку.

Пацан вытаращил глаза, но тут же закивал, сообразив, чего от него хотят. Попер орущих тёток за собой, шикая на них. Должны успеть!

Света развернулась к вражеской машине, вскидывая автомат. Ловушка уже стояла на дороге, где недавно прошли они, и заводила свою рождественскую шарманку — загорались гирлянды, надувались пучки шариков и начали выть динамики…

Работа по башне. Та-ка-та! Отсечка! По клешням. Та-ка-та! Отсечка! По видоискателям. Та-ка-та! Отсечка.

Света отбежала на другую сторону улицы, подальше от пятиэтажки, сменила рожок и снова заработала по корпусу агрегата… Та-ка-та! Отсечка! Иди к мамочке!

И Ловушка послушно прыгнула в её сторону, расправляя клешню-манипулятор.

Девушка лишь зажмурила глаза. Удар захватом по бокам вышиб воздух из лёгких. Секундный полёт с провалившимся куда-то желудком, и вот она уже падает вниз головой в черную дыру кузова, теряя сознание…

*  *  *

Избавиться от агрессивной фауны новой осваиваемой планеты для расы горийцев было сложно. Им претило убийство живых существ, но планета максимально подходила для экспансии. Разума здесь не было, а только полчища тварей, что были в постоянной борьбе, уничтожая любую жизнь и друг друга.

Медлительные горийцы в итоге решили задачу, объединив сознание всей расы. Нужно просто выгнать хищников, выдавить через межмировые порталы агрессивную биомассу в пустынные миры, непригодные для жизни горийцев. Таких планетоидов они знали множество.

Некоторое время чистка планеты шла полным ходом, пока сами горийцы не обнаружили ошибку, вкравшуюся в расчёты. Одна из планет высылки оказалась населена разумом.

Горе и ужас накрыл всю расу, были те, кто решил завершить своё существование. Спешно была придумана форма помощи для остатков жителей планеты Земля, это её самоназвание. И на улицы поселений отправились спасательные машины. Для того, чтобы не пугать местных разумных, их украшали весёлыми и смешными элементами, что взяли из компьютерных архивов землян.


*  *  *

«Горечь / сожаление / извинение». Эти чувства словно омыли Светлану, прогоняя сон. Она мягко всплывала откуда-то из синей глубины. «Конец / Завершение боли / Все хорошо…» — прилетело следом, и Света очнулась.

Рывком села и зажмурилась от ударившего в глаза яркого солнечного света.

— Боже, что это? Где я? — воскликнула она, ощупывая пространство вокруг рукой.

— На тропическом острове, — ответил ей грустный мужской голос. — Не бойтесь. Тут есть простыня…

Света с трудом разлепила глаза и осмотрелась. Она сидела в мелком круглом бассейне, шириной не более двух метров. Совсем неглубокий, ей по пояс, и наполнен тёплой синеватой водой. Рядом стоял мужчина с печальными глазами и обвислыми длинными усами. Закутан в простыню, как в тогу. Вторую протягивал ей.

Вокруг, сколько хватало глаз, стояли рядами такие же детские белоснежные бассейны прямо на песке небольшого тропического пляжа. Большинство пусты, но где-то лежали или сидели люди разных рас. По проходам бродило несколько человек с ворохами простыней, бегала ребятня, помогая народу выбираться на песок.

Света осторожно вылезла из воды, совсем не стесняясь наготы — жизнь на военной базе уже давно отучила её от условностей. Взяла простыню и оглянулась, моргая.

— Знаете, как это ни смешно, но Ловушки… — начал мужчина, вежливо стараясь не смотреть на Свету.

— Что Ловушки? — резко перебила его девушка.

— Они нас спасали, представляете? Смешно, не находите? А подлечив, отправили сюда, как в санаторий. Там вон есть столовая, видите, висит рисунок в воздухе? А там…

Но Светлана его уже не слушала, лихорадочно соображая.

«Это… это как? Они и правда так пытаются спасти людей? Вот с помощью этих чертовых криповых машин? Это… Это… Они реально считают… Настолько идиоты?».

Она вспомнила череду странных чувств, чужих мыслей, наполненных многоступенчатыми понятиями и эмоциями. Не походили пришельцы на идиотов, просто какое-то своё вывихнутое мышление…

— А вон там живут и сами пришельцы. Мерзкие такие… Вы бы их видели, — мужчина помахал в сторону зеркального купола, почти невидимого среди пальм.

— Пошли туда, — скомандовала ему Света, заворачиваясь в простыню. — Кто с ними общается?

— Да никто! Не можем — они нас не понимают. Ну, сами увидите…

Мужчина потопал в сторону купола, Светлана двинулась следом. Всего минут десять, и девушка наконец увидела инопланетян…

Н-да… В большом бассейне, метров десяти в диаметре, плескались в синей воде несколько… медуз. Или амёб. Короче, огромные комки полупрозрачной слизи. Вокруг стояли люди. Кто-то молча глазел, кто-то болтал с соседями.

Сверху бассейна висел странный зеркальный купол. Без опор или растяжек — просто в воздухе. Неожиданно из гущи слизи вылетел пучок тонких щупалец и выстрелил вверх, в сторону купола, растягиваясь до нитяной толщины. По внутренней стороне сферы начали мелькать цветные пятна, какие-то письмена. Комки слизи ожили, щупалец-псевдоподий стало больше. И вот уже целый лес протянулся от бассейна к куполу. Секунда, и всё опало вниз, медузы затихли…

— Смотрите, что они сделали, — тронул давешний мужчина Свету за плечо и повернул её в сторону берега.

Пустующие до этого времени бассейны вдруг забурлили, и откуда-то, словно из глубины, наружу всплыли людские тела. Десятки тел. К ним кинулись местные с простынями.

— Это всё, что мы понимаем. А так тварюшки не реагируют ни на речь, ни на звуки, ни на прикосновения. Да-да, их даже трогали руками, представляете?

«Был же какой-то контакт во сне, — размышляла девушка. — Как-то же я их чувствовала? Мне и не нужно пока полноценного общения, главное — донести мысль, что Ловушки… Как бы это сформулировать?».

Девушка повернулась к медленным амёбам в голубоватой воде, закрыла глаза и постаралась четко представить себе Ловушку, потом медленно перечеркнуть дурную машину крестом, и Ловушка исчезла.

Открыла глаза, но ничего не произошло.

— Эй! — окликнула стоящего рядом мужчину. — Давайте представим вместе Ловушку, потом перечеркнём её крес…

— Да делали так, — со смехом перебил её усатый. — Пробовали передавать им картинки, но никакой реакции.

— Давайте ещё раз? Все вместе, а? — завелась Света. — Ну что вам, сложно? Женщина и вы, ладно? Я сейчас расскажу. Эй, парни, подойдите к нам!

*  *  *

Группа гражданских медленно брела сквозь глубокий снег, что намело прошедшей ночью. На соседней улице торчала Ловушка, оглашая окрестности дурацкой рождественской песенкой, которую уже ненавидели все земляне. Люди двигались почти бесшумно, боясь привлечь внимание пришельца.

Неожиданно стало оглушительно тихо. Все замерли, стали настороженно озираться. Военный, замыкающий колонну, знаками показал, что сходит проверить Ловушку. А то с неё станется втихаря подкрасться.

Почти ползком человек добрался до соседней улицы и с трудом нашёл замершую Ловушку. Никаких огней, музыки. Только тишина и падающий снег.

— Сдохла, что ли? — спросил сам себя мужчина. — Туда ей и дорога, пакости!

А в этот миг по всей планете лавиной выключались Ловушки. Вырубалась музыка, гасли гирлянды. Горийцы были медлительной расой, но разумной, что ни говори.

Военный ещё минуту полюбовался на замершую машину. Сплюнул и пополз обратно к группе. Пока есть возможность, надо уводить людей.

© Аркадий Рэм. Москва
Январь 2020

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: