Skip to content

Друзья мои заклятые

А вот меня парням грохнуть не получилось — к тому времени я набрал сил уже и как Серебряный Альв — мои эльфы реально сильный культ создали. Что-то там в небесной механике сдвинулось и закрыло меня от ударов друзей-приятелей. Те смогли лишь в Истинный Лед вморозить, скоты.

Истинный лёд. Эта пакость окружает меня уже много лет. Я, как та «Моторолка», впаян в ледяную толщу накрепко. Снежком же и впаян. Вот такие у меня друзья-товарищи. Вот такие мои земляки-попаданцы, вот такие… Заковали, а теперь пытаются разговорить, помириться. Уже много лет пытаются. «Ой, заткнись, Димка! — рявкнул на себя. — Не трави демонов.»

Первые годы я с ума сходил от ярости. Выпусти меня, так разнес бы весь Аурум вдоль и поперек. Больше всего обидно было, что Дениса потерял. Как-то накрыло осознание, что сказка закончилась, и теперь только кровь смоет моё унижение, мою ярость.

Серёга-император, к слову, появляется у меня на вершине чаще, чем раз в год. Первое время так днями просиживал рядом с ледяной стеной — все просил меня успокоиться и попросить прощения у Снежка. Меня! Попросить! Прощения?! Это хорошо, что я закован в Лёд.

А потом навалилась апатия ко всем и вся. Горите вы все синим пламенем, пацаны. Мне опостылел и эта скала, на карнизе которой торчал кусок льда с моей тушкой. Противна была долина внизу. Погрузился в какое-то мутное полусонное состояние, полное слёз и тоски. За глоток воздуха готов был целовать ноги Юрке «Снежку». Готов был на многое, лишь бы выпустили меня из ледяной клетки. Но обида и ярость вновь и вновь накрывала сознание, когда видел своих заклятых друзей, особенно ледяного полубога, подонка. Не дождетесь, твари!

Вот такое у меня получилось бессмертие вкупе с должностью Серебряного Альва — и не сдохнуть, и не шевельнуться.

 

*  *  *

— Ха, — удивленно воскликнул Серёга, отшвыривая в сторону шампур с огрызками мяса. — А у нас гости.

О черт! Я даже знал, кто это! Ну вот балбес, а? Говорил же, чтобы неделю не появлялся даже рядом со скалой… Придурок, а? Убьют же! Боже!

Юрка «Снежок» молча встал, глаза полыхнули синим огнем. Из-за тощих плеч вырвались метельные щупальца и белоснежными змеями рванули вниз меж скал. Наш толстый император тоже что-то азартно плел в воздухе. С улыбкой перебирал пальцами, сверкая многочисленными перстнями. Их оживляж понятен — вообще-то на время прилета друзей «в гости» вокруг пика поднимается полог отвода глаз разумных. Кто бы сюда случайно ни зашел, он убредет в другую сторону. И полог этот самый мощный в мире, почти божественный.

А теперь кто-то спокойно прошел и завесу, и все параноидальные сигналки Серёги. Немудрено, что парни заинтересовались неведомой зверушкой.

Вот одно из щупалец взметнулось вверх к голубому небу и в лучах полуденного солнца мелькнул темный силуэт маленького чернеца. Он тихо попискивал, сдавленный снежными кольцами. Ледяной полубог подтянул поближе улов и швырнул человечка в зеленой накидке рядом с костром. Оба приятеля с удивлением воззрились на непонятного местного.

Чернец пару секунд лежал, тяжело дыша. Потом медленно поднялся с камней и поклонился в сторону Серёги с Юркой — для него они великие белые боги, что уж там. А потом повернулся в мою сторону и поклонился еще глубже.

— Ты кто такой? — хмуро и повелительно спросил Сергей, «включая» императора и величественно садясь на складной стульчик у костра. Облако магических конструктов над головой убирать не стал. Параноик, да.

— Я последний жрец Серебряного Альва, Тори Тхе. Пришел просить вас, братья моего бога, отпустить Серебряного Альва из заточения. — И чернец снова глубоко поклонился.

Серёга и Юрка лишь захлопали ресницами на такое заявление, недоуменно переглянулись. Потом дружно повернули головы в мою сторону.

Как нашел меня жрец, я и сам не понял, но на одиннадцатый год моего заточения Тори вскарабкался на карниз с ледяной глыбой. Измученный, тощий, в рваной зеленой одежде чернец нашёл меня. Вот же фантастика!

Все эти годы юный жрец топал ко мне, слово вело его что-то свыше. Сначала пересёк мой родной континент — через джунгли, зверье и ливни. Потом перебрался через море на основной материк и уже здесь пешком прошёл всю империю Серёги. Долго брел среди гор, круч и пропастей. Безумный парнишка, фанатик, что там скрывать…

Этот маленький чернявый Тори Тхе вернул меня в реальность. Вырвал из лап полубезумного забытья. Своей историей, песнями обо мне, что слагал в дороге. Щенячьей фанатичной преданностью. Я не сразу отозвался на мольбы и призывы жреца. Просто не слышал их. Несколько месяцев он провёл в попытках разбить Лёд, то ломая о него кирки из разных металлов, то разводя костры один больше другого. Но Истинный Лед — не корова чихнула.

И вот ради сумасшедшего Тори, ради всех моих эльфят, хотя и не знаем мы с Тхе, живы ли они, я решил вырваться на свободу.

Сейчас с тыльной стороны ледяной глыбы-клетки есть небольшой огородик, где Тори разводит самые упрямые и жизнелюбивые растения, что могут врасти даже в камень и разрушить его в пыль. Что-то у него получается, что-то нет. Но маленький жрец не сдается, подбирая растения, выводя новые сорта. Отлучается только в деревеньку соседней долины, чтобы достать немного еды. Я со своей стороны подпитываю растения силой. Крохами силы, если честно. Лед почти всё блокирует. Надежда только на это «почти».

Мы с Тори надеемся, что еще лет пять потребуется, пока не взломаем клетку.

И вот теперь этот мелкий балбес так подставился, перечеркнув всё, чего мы достигли. Ну да, немного пока, но всё же. Просил же его скрыться и спрятаться на недельку, а лучше две, пока у меня тут будут гребанные «божественные» гости.

Страницы: 1 2 3 4 5

Прокомментируйте первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.