Skip to content

Глава 23. Станция

* * *

Уже неделю Алину таскали на беседы в различные структуры ФСБ и МВД. А может, ещё куда — она не все аббревиатуры понимала. На пятые сутки девушка слабо соображала, куда едет с раннего утра, где проведёт весь день и кто будет изводить её бесконечными вопросами об одном и том же. Она уже, казалось, миллион раз выложила всё, что знает. Не так уж и много знала.

О работе Команды Оператора рассказать не могла ничего — стоял жёсткий ментальный блок. Ни написать, ни намекнуть…

Над психоблокадой сутки билась парочка каких-то неприятных псиоников-менталистов, но им не переплюнуть возможности Стечко.

Вот и сейчас она входила в неприметное серое здание на окраине Москвы с вопросом полустоном: «Когда же это всё закончится?». От постоянного стрессового состояния совсем притупились эмпатические способности. Алина уже не слышала людей так чётко, как в Центре.

В свободное от допросов время она пластом лежала дома и старалась никуда лишний раз не выходить, потому как явственно ощущала слежку за собой.

Вечером из дома набрала номер Владислава, что ей оставили для срочной связи. Сама не понимала зачем, но что-то делать надо было.

На удивление, Оператор ответил почти сразу:

— Здравствуй, Алина, — произнёс с экрана друг и замолчал в ожидании, скрестив руки на груди.

А девушка растерялась, встретив такой холодный приём. Потом собралась мыслями и рассказала о происходящем — о допросах и возможной слежке.

— Вымотали, твари, бесконечными допросами. Я уже не знаю, что предпринять, чтобы отвязались. Словно на измор берут…

— Можно было догадаться, что так и будет. Твоей жизни что-то угрожает?

— Да не сказала бы. Может, только озверею и начну крушить всё вокруг. Да не обращай внимания, Баламошик, это я так — по-бабски жалуюсь. Ничего, прорвёмся, — деланно оптимистично заявила девушка, втайне надеясь, что такой всесильный друг возьмёт и махом решит все проблемы.

Когда Владик из опекаемого младшего друга стал «всесильным» Алина не знала, но что-то серьёзно поменялось в их отношениях.

Влад смотрел с экрана компа, холодный и отстранённый, и Алина с ужасом осознала, что никакой помощи не дождётся. Она сама выбрала свою дорогу, а Оператор с друзьями пошёл дальше, оставив её на обочине.

— Если будет угроза и какие-то серьёзные проблемы, то сразу звони, хорошо?

— Хорошо, — шёпотом сказала девушка уже потухшему экрану Ская.

 

* * *

Вряд ли Лёха стал другом Оператору, но ему казалось, что раньше Владислав был дружелюбнее.

— Разочаровываешь, Алексей, — веско произнёс Влад, стоя у стены зала для медитаций. — Тебе нужно больше работать над техниками. Это плохой результат. Возьмись уже за ум — не маленький, не ленись.

Подросток чувствовал, что к горлу подступает комок обиды. Но промолчал. Как молчали на подобные упрёки, высказываемые тихим безэмоциональным голосом, все в Убежище.

В последние дни, пока разворачивается Станция, главный псионик серьёзно изменился. Из его слов исчезли абсолютно все эмоции — он всё больше походил на бездушный компьютер. Влад стал чаще появляться среди людей, но это как-то не радовало. Оператор устроил полный контроль над жизнью Команды — проверял всё, что делают и старшие, и младшие псионики, чем занимаются, что изучают. Люди нервничали от таких стихийных проверок.

Вот и сегодня Стечко появился в медитационной комнате и потребовал отчёта о происходящем.

Тут как раз собрался так называемый Малый круг Команды. По-простому, все младшие псионики Лунного поселения — Пашка Уртаев, Фёдор-музыкант, ну и Лёха. Ещё в углу сидел мелкий Нурлан, младший брат Оператора. Тренировки у мальчишки пока условные — Влад отказывался активировать его как псионика. Потому Нурик торчал тут просто за компанию. Но не мешал — сидел тихо, ковыряясь в планшете.

Комната для занятий просторная, стены обиты светлым деревом, по углам расставлены курительницы с ароматическими палочками. Над каждой вился тонкой струйкой полупрозрачный дым. В дальнем от входа углу журчал небольшой фонтанчик с фигуркой китайского дракона.

Ребята сидели на тонких матах в позе лотоса и бодро отчитывались Оператору о выученном и сделанном.

Когда очередь дошла до Алексея, то он только вздохнул, поправил очки на носу и честно признался:

— Третья ступень пока ни фига не поддаётся. Ни в одной из «школ».

В каждой из выданных Оператором новых психопрактик по совершенствованию сознания и псионических возможностей — от трёх до десяти ступеней постижения. Пока Лёха Елисеев не мог похвастаться высокими результатами, что его серьёзно беспокоило. А вот Пашка Уртаев с Фёдором обгоняли его на ступень или даже две в каждой из «школ». Но они старше, да и опыта побольше… Хотя это успокаивало не сильно.

Из-за постоянных нервных переживаний по этому поводу Лёха даже чуть спал с лица, схуднул. Но сказать, что он ленится — это была неправда.

— Лёшка делает всё возможное, — встал на защиту приятеля Павел-дымник, встряхивая цветной чёлкой. — Просто пока не получается. Но он совсем не бездельничает, поверь.

Оператор пристально посмотрел на Уртаева и тихо заговорил:

— Мне нужен результат. Неважно сколько Елисеев занимается. Он Команде бесполезен, пока ковыряется на начальных ступенях. Если человек не показывает прогресса, то он балласт. При всех своих умениях и возможностях. — И уже Лёшке: — До конца недели я хочу увидеть третьи ступени в большинстве техник. Задача ясна?

Стечко дождался кивка Алексея, потом окинул холодным взглядом хмурых подростков и растаял в воздухе.

Страницы: 1 2 3 4

Прокомментируйте первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.