После взаимных приветствий Володя заговорил:

— Вы что-нибудь слышали о протоколе «Забвение»?

Оператор и Стас синхронно пожали плечами, внимательно глядя на телепортера.

— Сейчас в мировой политике творится чёрт знает что, особенно в десятке ведущих стран. Всем нужен доступ к артефакту. Вы это знаете, так? Вопрос сейчас настолько болезненный для страны, что на самом верху решили…

Владимир чуть замялся, морща нос.

— Решили расформировать Центр. Никаких иностранцев сюда никто пускать не собирается. Делиться тоже ни с кем не хотят.

— Было бы чем, — усмехнулся Стас, но тут же замолчал под взглядом Оператора.

А Мелех быстро продолжил, словно чувствуя, как утекает время:

— Большинство псиоников сейчас тихо увозят отсюда под разными предлогами и раскидывают по стране. Где-то на Дальнем Востоке проснулся мужик с умением, похожим на ваше, Влад. Он может стирать пси-способности у людей. Чем Стиратель сейчас и занят.

Мелех судорожно сглотнул.

— Протокол уже запущен, насколько я понял, и… Не знаю точно, но кажется те, кто имеет мирные способности или не сильно лоялен к власти, лишаются силы. Началась тихая чистка по всей стране. Не могу подтвердить на сто процентов, это просто мои выводы из обрывков разговоров… В Кремле работаю.

Оператор заметно потемнел лицом. Это же как далеко увозят людей, что он не чувствует такие выверты?

— И при тебе, псионике, вот так спокойно обсуждали такие вещи? — с недоверием спросил Стас и сложил руки на груди.

Мелех криво усмехнулся:

— Да если бы! Просто я слышал обрывки разговоров, мелькали те или иные слова. Там недомолвка, здесь что-то пробормотал человек в телефон. Это как мозаика — огромная такая россыпь непонятных кусочков. Они копились у меня в голове, копились… А потом щёлк-щёлк и начали складываться в единую схему. Я не понимаю, как это получилось. Но картинка стала чёткой и ясной, хоть на стену вешай.

— Что-то это щёлк-щёлк напоминает, — комендант глянул с усмешкой на Оператора.

Тот же, чуть наклоня голову к левому плечу, с любопытством изучал стоявшего перед ним телепортера.

А Мелех продолжил:

— Как-то они собираются лишить вас помощников. Знают обо всех, насколько я понял. Потом планируют отсюда всех увезти, а Артефакт замуровать в саркофаг, экранирующий пси-поле. Тут вроде бы Конклав подсуетился и продал нам технологию. Деталей не знаю, как понимаете. Сам Центр будет уничтожен, обрушен…

— Они реально думают, что Оператор будет сидеть и спокойно на это смотреть? — рассмеялся Стас.

— Тут нужно найти более точную информацию, я собирал… — начал Володя.

— Стоп, — вдруг дёрнулся Оператор. — Что-то случилось в столовой. Ждите здесь!

И Стечко растворился в воздухе.

— Вот же, — выругался комендант.

Потом повернулся к обалдевшему Мелеху.

— Где столовка помнишь? Прыгаем?

И протянул тонкую ладонь Владимиру.

Они оказались на месте через пару секунд. Заозирались оба, оценивая обстановку.

У большого панорамного окна, выходящего на Лесную пещеру, стоял явно взбешённый Оператор. Напротив него с разведёнными в стороны руками замер дедушка Алико.

Старый грузин явно парализован, хотя пытается дёргаться. У его ног сломанными куклами лежали тела полноватого подростка и тонкой девушки-брюнетки. То ли без сознания, то ли… Додумывать мысль Владимир не захотел. Между столиками краем глаза заметил ещё тела. По полу рассыпана еда, валяются бумажные стаканы. Тройка микроботов-уборщиков уже суетится около мусора.

У дверей замерли небольшие группы подростков. Не очень вежливо расталкивая их плечами, в столовую просочились около десятка охранников со взведённым оружием.

— Старик, ты с ума сошёл? — тихо спросил Оператор.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

No responses yet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: