* * *

— Нет! Поговорим об этом через четыре года, — спокойно произнёс Влад, сидящему рядом на диване брату.

— Но почему? — горько спросил мальчишка уже не в первый раз. — В классе есть ребята даже младше меня! У них всё нормально с силой — учатся управлять сознанием, тренируются, а я как неудачник какой. Тем более что мой брат… ты!

— У них способности проснулись спонтанно. То есть сами собой, подстёгнутые стрессом или инстинктом самосохранения, — терпеливо растолковывал старший брат. — Для них это очень рано. И у ребят не было никакого выбора. Спроси в классе, они хотели бы учиться здесь или остаться дома? С родными и близкими, но без суперспособностей.

— Но мои-то все здесь, — вставил Нурик. — Ну, кроме папки…

— Спроси, братишка, обязательно. Боюсь, ответы удивят. Какой бы расчудесной ни была наша школа, она всё равно остаётся интернатом. А у тебя есть возможность спокойно подготовиться, научиться управлять собственной психикой, телом. В итоге ты сам выберешь, что тебе интереснее всего. Обещаю. Может, к четырнадцати годам ты вообще не захочешь быть псиоником.

— Очень смешно, — надулся Нурлан и убежал из комнаты, показав на прощание Оператору язык.

Но если признаться, Влад просто не хотел, чтобы родные ещё больше оказались втянуты во всю эту историю с псиониками. И так уже… Мама устроилась в бухгалтерию Центра, бабуля часто пропадала в больничной зоне, подрабатывая нянечкой. Там ещё много пациентов, хотя уже и апрель подходил к концу.

 

А команда Оператора продолжала усиленно учиться. Занятия проводили только в Убежище. Первое время все, и молодые и взрослые, заметно нервничали, находясь там, но потом привыкли вроде бы.

Каждому из своих людей Оператор выделил несколько комнат для занятий, где они могли жить хоть круглосуточно. Но незаметно для руководства Центра этого сделать не удалось…

Оператор отвлёкся от размышлений — подали голос Стас и Рената. Фёдор тоже что-то пробурчал, носясь по полигону. Видимо, инструктор отошёл и музыкант готов к подмене. Как раз сейчас их очередь отправляться в Убежище. Оттуда надо будет забрать Павла, профессора Брига и Настю.

Стас-комендант деловито шагал к складам, позвякивая цепочками на чёрном бархате камзола. Зайдя за угол, он на долю секунды растворился в воздухе, но тут же проявился вновь, так же деловито шагая дальше. Первая замена прошла.

Рената с ехидной улыбкой скрылась в уборной, но почти сразу вернулась в лабораторию, вытирая руки:

— Девчата, обедать идём?

Помощницы радостно вскочили со своих мест. Вторая подмена.

Федька на полигоне и правда крутился в одиночестве. Сменить его на клон Оператора можно было без ухищрений для случайных свидетелей. Но всё же лучше перебдеть.

Уже второй месяц восемь человек занимались в так называемой школе Артефакта. Влад торопился, потому что реакция властей на выходку с министром пока не последовала, и что они там придумают даже не хотелось знать. Но необходимо.

Оператор серьёзно повысил уровень Насте Шпагиной как Говорящей с эгрегорами. Больше всего времени она отдавала этому направлению. Среди прочих дисциплин, понятно. Владу необходимо, чтобы Настя «прочитала» Москву. Нужно быть на шаг впереди своих врагов, а то, что министр ему не друг, не сомневался никто.

Как же ругался тогда Петрович, когда они возвращались из поместья, больше похожего на музей русского зодчества. Владу в какой-то момент показалось, что получит тростью директора по голове.

А вот майор Край, на удивление, отреагировал спокойно и произнёс только одну фразу: «Теперь всё будет намного сложнее».

Но вот уже заканчивался апрель, а репрессий пока не последовало. Такая невнятная ситуация совсем не нужна Команде.

Когда Оператор заскочил в Убежище, чтобы забрать утреннюю смену, навстречу вылетел взъерошенный Пашка Уртаев:

— Мы нашли! Древние! Тоннели!

За спиной подростка дурашливо закатила глаза Настя:

— Прям древние. Ну нашли какие-то норы. Вроде бы искусственные — мало ли предки копались в земле.

— Она тренировалась с эгрегорами, а тут близко никого нет, как ты и говорил, — зачастил Павел, с воодушевлением рассказывая. — Но есть древнючие тоннели! Настя их чётко ощутила. Правда? Пошли туда сходим! Интересно же! Я читал про подземные города — может, определю, чьи это.

Влад же задумался. Здесь по умолчанию не могло быть ничьих построек. Ни древних, ни новых. Только их Убежище на многие тысячи километров.

В зал отдыха, ставший общей комнатой, вошёл профессор Александр Аронович и потрепал Павла по макушке:

— Меньше ажитации, юноша. Наша планета хранит много тайн. А вот отличите ли вы шумерские постройки от ацтекских, что-то я сомневаюсь.

— Да лех-хко! Ну, в сети, если что посмотрю, — подпрыгивал на месте Уртаев.

— Сначала я всё сам разведаю, — отрезал Стечко. — А вам пора домой возвращаться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

No responses yet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: